Экономия — не жадность, а культура

Энергопотребление должно быть экономным. Это хорошо усвоили в развитых странах и с удовольствием делятся опытом со всеми желающими. В Казахстане само понятие «энергосбережение» только входит в обиход. Рядовые потребители тепла и электричества вряд ли точно представляют себе, что скрывается за этим термином и как каждый казахстанец может внести свой вклад в это дело государственной важности.

Экономия — не жадность, а культура

Энергопотребление должно быть экономным. Это хорошо усвоили в развитых странах и с удовольствием делятся опытом со всеми желающими. В Казахстане само понятие «энергосбережение» только входит обиход. Рядовые потребители тепла электричества вряд точно представляют себе, что скрывается этим термином как каждый казахстанец может внести свой вклад в это дело государственной важности.

Энергетика должна быть экономной

В прошлом году, по данным Министерства энергетики и минеральных ресурсов Казахстана (МЭМР), в стране произведено около 76,3 миллиарда киловатт-часов (кВтч) электроэнергии. За этот же период было потреблено 76,4 миллиарда кВтч. При этом объем производства 2007 года на 6,7 процента превысил аналогичный показатель 2006-го, а объем потребления превзошел прошлогодний на 6,5 процента. Проще говоря, год за годом нам требуется все больше тепла и света, и энергопроизводители, пытаясь покрыть недостаток, пропорционально наращивают мощности. В МЭМР говорят, что при такой геометрической прогрессии года через два-три уровень потребления достигнет 84 миллиардов кВтч, а к 2015 году — всех 100 миллиардов. Соответственно вырастет и потребность в энергоресурсах. И учитывая, что 80 процентов электроэнергии производится из угля, мы рискуем очень быстро исчерпать природные запасы. Конечно, речь идет не о ближайшем времени, но все же обеспеченность ресурсами, в конечном итоге, — вопрос государственной безопасности.

Расточительное отношение кнатуральным ресурсам, вероятно, сложилось в стране исторически. К примеру, в строительстве. В советские годы, как свидетельствуют работники этой сферы, больше внимания уделялось снижению стоимости, уменьшению объемов используемых материалов и т. п., а не энергоэффективности будущих зданий. Причина тому — дешевизна энергоресурсов.

Однако сегодня строительство и энергосбережение тесно связаны. Прежде всего, потому что с ростом числа новостроек, в частности, в столице, стал ощущаться недостаток мощностей. В результате уже готовые дома иногда испытывают трудности с подключением к городской энергосистеме. С другой стороны, сами застройщики во многом ответственны за энергопотребление уже введенных в эксплуатацию домов. Ведь запроектированная энергоэффективность дома зависит от точности и качества исполнения. Иначе говоря, если при строительстве были допущены нарушения технологии, и по квартире «гуляет ветер», то об энергосбережении не может быть и речи.

В таких условиях без централизованной государственной политики в области энергосбережения дело так и не сдвинется с мертвой точки. Одним из первых агитаторов за энергосбережение внутри каждой семьи, в каждом доме и квартире стал Глава государства.

— Наша промышленность в три-четыре раза более энергозатратная, чем в развитых странах. Из-за того, что тарифы на электроэнергию, горячую и холодную воду у нас дешевые, мы расходуем этих ресурсов больше, чем необходимо. Больше мы такие тарифы держать не можем, нам необходимы средства на реконструкцию энерготехнических мощностей. Экономия — это не жадность, а культура, — подчеркнул Нурсултан Назарбаев в беседе с журналистами в октябре 2007 года по окончании конференции, посвященной 10-летию «Стратегии-2030».

Позже вопрос снижения энергопотребления в промышленном сек­торе не раз обсуждался в Правительстве. «Без повышения энергоэффективности предприятий наша страна не сможет войти в число самых развитых стран», — таков был вердикт высоких чинов.

Более конкретный прогноз для машиностроительного комплекса недавно прозвучал из уст министра индустрии и торговли Галыма Оразбакова в ходе коллегии его ведомства:

— С теми технологиями, которые мы с вами имеем, мы через 5 лет будем неконкурентоспособными.

Если же учесть, что, по словам министра, цена на электроэнергию через несколько лет вырастет в 3-4 раза, то продукция многих отечественных производителей действительно может оказаться неконкурентоспособной даже на внутреннем рынке — особенно если Казахстан к этому моменту станет членом ВТО.

Вердикт один: беречь!

Потенциал энергосбережения в нашей стране очень высок. Начнем хотя бы с того факта, что около трети энергии тратит­ся впустую — таковы потери при ее передаче и распределении. Более того, по словам президента Союза инженеров-энергетиков Казахстана Германа Трофимова, конкретные дейст­вия по энергосбережению могут принести до 25-30 процентов эко­номии природных ресурсов. Специалисты уверены: беречь энергию намного выгоднее, чем вкладывать деньги в строительство новых энергомощностей.

Ответственные лица в Пра­вительстве, конечно, в курсе всех этих расчетов. Однако до конкретных шагов в сторону снижения энергопотребления пока еще далеко.

— Объект энергосбережения — это электрическая, тепловая энергия и другие виды энергоресурсов: газ, нефть, нефтепродукты, твердое топливо. В настоящее время в компетенцию МЭМР, в частности, Комитета по энергонадзору, входит функция только по контролю энергоэффективности в части использования электро- и тепловой энергии. Уполномоченные органы, ответственные за энергосбережение по остальным видам энергоресурсов, не определены, и, по сути, никто за это не отвечает, — сказал на последнем заседании Правительства министр энергетики и минеральных ресурсов Сауат Мынбаев.

В числе других препятствий для воплощения прогрессивной идеи, по мнению министра, «декларативный» Закон «Об энергосбережении». Этот документ «не определяет конкретных уполномоченных органов» и «не способствует проведению политики энергосбережения».

Важно и то, что для внедрения принципов энергосбережения необходимы ориентиры — такие, как ГОСТы, строительные нормы и правила.

— Мы не знаем ни расчетной, ни нормативной энергоемкости выпускаемых видов продукции по регионам. Необходимо проведение большой аналитической работы для подготовки всех этих документов. Мы просим около года, во всяком случае до конца этого года, и 200 миллионов тенге, потому что эту работу невозможно сделать без научных коллективов, — обратился к главе Правительства Сауат Мынбаев.

Если строить, то экономно

Несмотря на то, что основные потребители энергии — это промышленные предприятия, достаточно эффективным может стать и внедрение идеологии энерго­сбережения в каждой семье, каждом доме и квартире. Однако беречь тепловую энергию получается не всегда. В нашем обиходе даже появилось выражение «отап­ливать улицу». Так получается, например, когда в подъезде установлены радиаторы отопления, а жильцы не закрывают входную дверь. Так происходит, когда за окном оттепель, а радиаторы продолжают работать на полную мощность. Тогда мы просто-напросто открываем окно, и лишние градусы уходят на улицу. Этого можно было бы избежать, если бы у каждого жильца была возможность конт­ролировать температуру внутри квартиры.

По оценке специалистов, тепловые потери в Казахстане на 50-60 процентов выше, чем в развитых странах. Как же экономят энергию там?

В Японии в 1980 году приняли нормативы энергосбережения для жилых и общественных зданий, что позволило на 40 процентов сократить потребление энергии на отопление и кондиционирование. Это стало возможным благодаря изменению конструкции зданий, сохраняющей тепло зимой и прохладу летом. Позже, в 1997 году, норму энергопотребления «урезали» еще на 20 процентов, а для строительных компаний, соблюдающих эту норму, предусмотрели более привлекательные условия кредитования. Японцы пошли еще дальше — стали использовать энергию солнца. Для этого на крышах домов стали устанавливать солнечные батареи. К 2010 году такими батареями планируется оснастить один миллион жилых домов.

В Европейском союзе жилые дома делят на обычные (потребление энергоресурсов — 400 кВтч в год на 1 квадратный метр), дома с низким энергопотреблением (менее 70 кВтч), «пассивные» (не более 15 кВтч) и «активные». «Пассивный дом» должен терять как можно меньше тепла, согревать зимой и охлаждать летом. Для этого, объясняют специалисты, используется теплоизоляция с «эффектом термоса». Статистика показывает, что такие дома требуют на 80-90 процентов меньше энергии, чем те, которые построены согласно обычным требованиям. Ради справедливости стоит сказать, что такой дом стоит на 10-25 процентов дороже обычного. Однако в конечном итоге дополнительные затраты окупаются в течение 7-10 лет за счет невысокой платы за энергию. Сегодня «пассивные» дома строятся массово. В Германии к 1999 году их насчитывалось уже 300, в 2000-м — более тысячи, а в начале прошлого года их число превысило 7000.

«Активный» дом — сам себе элект­ростанция. Предполагается, что такой дом может сам обеспечивать себя электро- и тепловой энергией. Обязательные компоненты «активного дома» — солнечный коллектор для нагрева воды, электростанция на крыше, генерирующая энергию солнца, и тепловой насос, использующий тепло земли или бытовых стоков для нагрева воды.

Самыми жесткими считаются нормы энергопотребления в Да­нии и Швеции. Они были приняты странами в 1977 и 1980 годах соответственно и позволили в течение 10-12 лет значительно снизить уровень расхода тепла в жилых зданиях.

К мировой кампании по сбережению энергоресурсов присоединился и наш ближайший сосед — Китай. Благодаря нормам по отоплению и вентиляции, вступившим в силу почти три года назад, к 2020 году здесь надеются сэкономить столько электроэнергии, сколько вырабатывают 10 элект­ростанций мощностью 1 миллион кВт каждая.

P.S.

Хотелось бы надеяться, что вскоре в число активно энергосберегающих стран попадет и Казахстан. А начать это благое дело можно, не дожидаясь официальной отмашки, уже сегодня, просто выключая за собой свет.

12.02.2008

ЖАННА АКПАНОВА, www.kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.