«Резиновая» квартирка

Как уместиться шестерым в полуторке, хорошо знает семья актюбинского «афганца». Игорь вернулся из горячей точки двадцать лет назад, но до сих пор его квартирный вопрос не решён. На протяжении всех этих лет он ютится с семьёй в хрущёвской малогабаритке площадью в 20 квадратных метров. Уже 10 лет скитается по квартирам мать и другого воина, погибшего в Афганистане. Пожилая женщина отчаялась получить положенную ей жилплощадь.

Как уместиться шестерым в полуторке, хорошо знает семья актюбинского «афганца». Игорь вернулся из горячей точки двадцать лет назад, но до сих пор его квартирный вопрос не решён. На протяжении всех этих лет он ютится с семьёй в хрущёвской малогабаритке площадью в 20 квадратных метров. Уже 10 лет скитается по квартирам мать и другого воина, погибшего в Афганистане. Пожилая женщина отчаялась получить положенную ей жилплощадь.

Двухэтажка на улице Мирзояна, 7 в число элитных домов Актобе не входит. В здании пятидесятых годов постройки всё едва не валится от времени: трещины на стенах, сырые потолки, дышащая на ладан система коммуникаций. Может, поэтому ближайший КСК несколько лет назад отказался от обслуживания этого дома. Десять семей остались со своими коммунальными проблемами, что называется, один на один.

Среди них и семья воина-интернационалиста Игоря Бойченко. Мужчина вместе с женой и сынишкой дошкольником из-за отсутствия жилья живёт у своей матери в полуторке. На этой крохотной жилплощади вынуждены ютиться и сестра Игоря со своей дочкой-студенткой. Таким образом, вместе с матерью в этой малогабаритке проживают шесть человек.

Когда вечером все домочадцы собираются вместе, то нерешённость квартирного вопроса чувствуется особо остро.

- Скоро ребёнку в школу идти, а нам даже стол, где бы он мог делать уроки, некуда поставить, - говорит супруга Игоря Наталья.

Об отдельном спальном месте для будущего школьника, само собою разумеется, разговора вести не приходится. Мальчик спит с родителями на диване. Остальные тоже отдыхают после трудового дня без особого комфорта: Галина с восемнадцатилетней внучкой располагается на кровати, а её дочь рядом на полу.

- Наша квартира считается однокомнатной. Её площадь составляет 21,18 квадратных метров. Горячая вода здесь не предусмотрена. Сам дом в аварийном состоянии. Как бы мы ни старались подремонтировать внутри квартиру, но всё сыплется и разваливается. Внешняя стена дома дала трещину, - рассказывает хозяйка «резиновой» квартирки, мать Игоря Галина.

Раз в месяц она наведывается в городской жилищный отдел, чтобы узнать, не сдвинулось ли дело с мёртвой точки. В акимате отвечают, что пока жилья нет. В очередности на квартиру семья стоит двадцать второй. «В последнее время «афганцам» дают по три квартиры в год», - говорят Бойченко. В таком случае новоселья семье ждать придётся ещё долго.

Сам интернационалист не может сдержать своей обиды на такое отношение. «Нас, «афганцев» из Актюбинска, всего человек 800 было. Неужели за 20 лет нельзя было обеспечить их жильём?» - недоумевает он.

«Кочевники» поневоле

Мунзиля-апа проводила в армию сына осенью 1983 года. Аскару, которому едва исполнилось в то время восемнадцать, выпало служить в Афганистане. Отслужил, как и положено, два года. Домашние уже получили его письмо о скором возвращении, как вдруг скорбное известие: Аскар погиб при исполнении воинского долга. Матери вместо пышного тоя в честь возвращения сына пришлось оплакивать его возле цинкового гроба. До сих пор, когда речь заходит о погибшем сыне, на глазах у женщины наворачиваются слёзы.

Уже много лет Мунзиля-апа живёт со своим другим сыном Талгатом. У мужчины жена и трое детей. В последнее время состояние здоровья Талгата внезапно ухудшилось: отказали обе почки. Врачи дали нерадостный прогноз: без трансплантации не обойтись.

Однако о дорогостоящей операции по пересадке почек в семье даже думать боятся. И сам глава семьи, и его супруга Гульжан больше озабочены тем, как бы не остаться на улице. Дело в том, что собственного жилья ни у матери погибшего «афганца», ни у Талгата нет. Семья вместе с престарелой апашкой, которая, кстати, сама инвалид по зрению, кочует из одной съёмной квартиры в другую. Платить за аренду приходится жене Талгата, которая единственная сейчас из всей семьи работает. На свои 30 тысяч тенге, которые она получает как повар, женщине приходится и за квартиру расплачиваться, и кормить домочадцев, и лечить мужа.

Сейчас семья снимает комнату в двухкомнатной квартире. Это, конечно, выходит дешевле, но уместиться всем в одной комнатушке удаётся с трудом.

- Я уже старый человек, мне нужен покой. Сколько лет по квартирам ходим, всё время обещают решить наш вопрос, но дальше обещаний дело не двигается, - сетует Мунзиля-апа.

Первый раз в очередь на получение жилья мать погибшего воина включили ещё в советское время. В 2005 году добрые люди подсказали женщине, что нужно встать в новую очередь. Она тут же так и сделала. Так как ситуация в семье безвыходная, надеялись, что крышу над головой обязательно получат. Но очередь до матери погибшего за Родину парня никак не подходит.

Недавно пожилая женщина получила официальное письмо о том, что переведена из одной категории очередности в другую. В этой категории состоят те, чьи родственники погибли при исполнении государственных или общественных обязанностей, воинской службе, при спасении человеческих жизней и охране правопорядка. Здесь она значится второй в очереди. Но этот факт мало радует доведённую до отчаяния семью. Они уже почти не верят, что дождутся своего жилья.

За 20 лет 300 квартир

- Квартирный вопрос решается, но очень медленно. Хотя, если сравнивать с другими регионами, у нас ситуация с выдачей жилья обстоит лучше. Я узнавал в других областях: дают одну, две квартиры в год. У нас больше десяти давали. Правда, в прошлом году сдавался только один дом, и «афгангцам» достались две квартиры. Наверное, в акимате стараются в первую очередь обеспечить ветеранов Отечественной войны, так как их уже осталось мало. Хотя наши зачастую живут в страшных условиях. Например, семья Бойченко. Сейчас собираются сдавать два дома. Я хочу попросить квартир двадцать - сорок для «афганцев». Тем более, что в следующем году круглая дата со дня вывода войск из Афганистана. Есть такие, которые состоят в очереди с 1991 года. Они где-то на квартирах съёмных ютятся, - комментирует ситуацию с жилищным вопросом председатель объ-единения инвалидов локальных войн Актюбинской области Гумер Галеев.

По информации представителя объединения, из 1700 призванных в Афганистан жителей области сейчас осталось 960 человек. Примерно 300 из них получили квартиры. «Думаю, если бы с 1995 года по 2001 год не было бы такого застоя в строительстве, а вы знаете, что в этот период дома не строились и социальное жильё, следовательно, не выдавалось, было обеспечено бы гораздо больше людей», - считает Галеев.

Нет у «афганцев» и привилегий при получении земельных участков. Как говорит председатель объединения, после скандала с незаконной выдачей земли под прикрытием ветеранов, который имел место три года назад, участников локальных войн включили в общую очередь.

17.02.2008

Алина ПАК, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.