Очередь за надеждой

Еще многие люди помнят советские жилищные программы, такие как «Жилье-1987», закончившиеся саркастическим определением от народа - «Жулье-1991». Впрочем, та очередь, которая образовалась на прошлой неделе на улице Жарокова, с ее безразличием к человеческому здоровью и достоинству, оттуда же - из советских времен. Происходящая в последние дни регистрация претендентов на госжилье в департаменте жилья города Алматы показала, как из рук вон плохо организована работа местных властей.

Еще многие люди помнят советские жилищные программы, такие как «Жилье-1987», закончившиеся саркастическим определением от народа - «Жулье-1991». Впрочем, та очередь, которая образовалась на прошлой неделе на улице Жарокова, с ее безразличием к человеческому здоровью и достоинству, оттуда же - из советских времен. Происходящая в последние дни регистрация претендентов на госжилье в департаменте жилья города Алматы показала, как из рук вон плохо организована работа местных властей.

Предпосылки ажиотажа

В 1991 году в Казахстане началась массовая приватизация жилья, которая не решила жилищных проблем. В отличие от советского времени, когда жилье не приобреталось в частную собственность, а в своей массе выдавалось по очереди, с наступлением независимости стал формироваться рынок жилья. Это происходило на фоне оттока населения за границу. Цены на недвижимость были мизерными. В центре города квартира обходилась в $1500-2000. Однако, когда в 1992-1993 годах у наиболее предприимчивой части народа стали появляться свободные средства, цены на жилье стали подниматься. После ввода тенге и гиперинфляции квартирные цены опять стали падать. Вновь кривая цен пошла вверх в конце 90-х.

Деловая стабильность первых лет нового века добавила уверенности людям. Малый и средний бизнес уже стоял довольно крепко. Банки, пришедшие на рынок ипотеки, стали стимулировать его активность новыми маркетинговыми технологиями и схемами. Средняя стоимость одного квадратного метра жилья в Алматы в 2000 году равнялась сумме, эквивалентной примерно $170 по нынешнему курсу. Цены стали расти как на дрожжах. До весны прошлого года данный показатель составлял сумму около $3500, то есть эти цены возросли в почти в 20 раз.

Большинство недвижимости покупалось и продавалось со спекулятивными целями. Порядка 70% квартир на рынке были «инвестиционными», и большая часть из них просто пустовала, переходя из рук в руки. Получалось, что инвестор, у инвестора покупал и инвестору же продавал. Причем использовались для этого в большинстве заемные средства другого инвестора - банка. Никто не задавался вопросами: «Что произойдет, если через какое то время доходность этого рынка упадет?» и «Как будет спасаться «инвестиционная» недвижимость?».

Проблески молний и эхо от раскатов грома стали очевидны к началу прошлого лета. Тогда появились опасения, что рынок начнет заваливаться из-за грядущего финансового кризиса в Казахстане и лопнувшего глобального ипотечного пузыря в США.

Инвестиционный потенциал рынка жилья стал ощутимо снижаться. Это стало понятно, когда объем спроса сократился вдвое, а предложений стало на треть меньше «мыльно-пузырных» времен. Люди, привыкшие к стабильности и надеявшиеся на сложившуюся систему отношений, пусть и чересчур спекулятивную, получили оплеуху. На этом фоне снижение динамики развития казахстанской экономики и откат к депрессивным 90-м годам прошлого века может стать катастрофой для всего общества и власть предержащей его части.

Вероятно, поэтому столь мягко назидательным, противокоррупционным и «осторожным» стало очередное послание президента РК. Незадолго до этого народ узнал о подготовленной акиматом города жилищной программе, в рамках которой будет выделено порядка 4000 квартир гражданам, сумевшим встать на очередь до 6 февраля, сдав нужные документы.

«Го-голь на выдумки...»

В соответствии с Указом президента РК от 20 августа 2007 года №383 «О Государственной программе жилищного строительства в Республике Казахстан на 2008-2010 годы» и решением комиссии акимата города по определению критериев и распределения жилья от 2 января 2008 года с 6 февраля департаментом жилья города Алматы начат прием документов в кабинете №1 по адресу: Жарокова, 215.

В пятницу, 6 февраля, по неофициальным сообщениям и слухам стало известно, что в очереди, что собралась у городского департамента жилья появились первые жертвы жилищного вопроса. Некоторые говорили, что жертвами стали то ли две, то ли три женщины, потерявшие сознание и растоптанные толпой. Также поступали сообщения, что вся улица Жарокова сплошь и рядом заставлена дорогущими салонными образцами автотехники, на которой приехала городская нищета за заветными талонами.

В понедельник морозным утром журналист «ДН» выехал к месту «предквартирных» событий, не получивших к тому дню почему-то широкой огласки. Пред глазами предстала «отмороженная» реальность. Улица Жарокова - от Тимирязева до Утепова, забита автотранспортом. Коченеющие полицейские дорожной полиции, стоя посередине проезжей части, «стимулировали» движение оранжевыми жезлами напротив центрального входа в департамент жилья города Алматы.

В округе дворы, прилегающие к департаменту, превратились в автостоянку. Некоторая часть территории соседних дворов в радиусе пятидесяти метров была ограждена металлическими секциями, которые мы привыкли видеть на площадях во время праздников. В этом периметре было четыре входа и один выход. Два входа, по словам полицейских, были рассчитаны на запуск претендентов на госжилье в порядке общей очередности, третий был оставлен инвалидам и беременным женщинам, а четвертый предназначался посетителям СПИД-центра, расположенного в одном здании с департаментом жилья, полицейским и медикам.

Периметр стал карантинной зоной, по которой свободно могут передвигаться только полицейские да лица, имеющие иные служебные интересы. Система работала по принципу «клапанов». Из департамента координатору на дворовой территории сообщалось, что на десять человек в самом здании стало меньше; он, проверив свою десятку на наличие удостоверений личности и запустив их, кричал полицейским в периметре, чтобы они запустили следующую партию претендентов.

Первый вход представлял собой длинную змейку вдоль жилого дома без балконов, похожего больше на общежитие. Никого не смущало то, что ограждения, прижимающие очередь к дому, тем самым создавали опасность для людей как стоящих на улице, так и живущих в доме. Одним угрожают сосульки и все то, что могло выпасть из окон дома, а другим - это столпотворение с раннего утра до ночи не дает покоя. Очередь была настолько длинна, что ее можно сравнивать с мавзолейной на Красной площади в Москве.

Второй вход в порядке общей очередности был иным. Возле него стояла толпа с плакатиками форматом А4, если их так можно назвать, с номерами групп очередности. В отличие от первой «змеиной» очереди, где из-за узости коридора ограждения довольно трудно проскочить, «плакатники» выдумали свою систему для контроля претендентопотока.
В коченеющем мозгу скользнула мысль «Го-голь на выдумки...». Даже виртуально зуб на зуб не попадал. Это состояние «коченеющей надежды» подтверждали красные носы стоящих на морозе людей, виднеющиеся на фоне «плакатов А4», да «прослойки чего-нибудь» под ботинками полицейских. Очень хотелось узнать, как полицейские, дежурящие ежедневно с утра до вечера умудряются каждый день совершать такие подвиги. Ведь людям-то что, они отстояли, померзли, потеряли сознание, попадали, их откачали, но они прошли свою очередь, вышли из центра и пошли домой, замерзшие, но обнадеженные талонами и возможностью добраться до дому. А полицейским-то совсем худо. Стоят с утра до вечера.

Оказывается, правоохранники «на грудь» не принимают - они на службе. Трезвый ум и никаких допингов в деле обеспечения строгой очередности. Рядом дежурит карета «скорой помощи».

Во дворе департамента на стендах вывешена информация, говорящая, что прием осуществляется индивидуально в порядке очередности и при наличии талона. Там же говорится, что «списки, комплектованные «инициативными группами», приниматься не будут». Регламент приема документов определен в четыре дня недели: с понедельника по четверг с 9.00 до 16.00. Автор стендовых рекламаций превентивно обратил внимание на то, что «Для соблюдения общественного порядка привлечены работники ДВД Алматы и дорожной полиции». Подписаны стенды лаконично в духе бюрократического жанра: «Администрация».

Интервью у «парадного подъезда»

Желание корреспондента «ДН» попасть в само здание натолкнулось, с одной стороны, на пустое обещание пообщаться с заместителем департамента, а с другой стороны, на указания не пускать журналиста в «святая святых». В итоге менеджер департамента однозначно дал понять, что пообщаться и пофотографировать в зале приема документов можно только по предварительной договоренности по телефону с руководством.

Тогда осталось брать комментарии около парадного подъезда у тех, кто из него выходит. Большинство из «осчастливленных» отказались от общения, ссылаясь на отсутствие времени. Однако по ним было видно, что общение с прессой вызывает у них настороженность. У нас в стране почему-то многие боятся общаться с журналистами, т.к. это, по их мнению, может вызвать «нежелательные последствия».

Однако одну претендентку на получение однокомнатной квартиры по $590 за квадратный метр все-таки удалось опросить. Она рассказала, что в зале пять окошек, в которых идет сдача и регистрация документов. Ждать она должна до 13.01.2009 года, когда, вероятно, сможет получить социальное жилье.

В завершение беседы девушка добавила, что претендентам, расчитывающим на однокомнатную квартиру, довольно-таки трудно будет ее получить, т.к. основная масса людей подает заявление на такую жилплощадь. Треть из общего числа квартир по программе - трехкомнатные. Их труднее купить, т.к. они получаются по площади больше и, соответственно, дороже. Претендующих на них гораздо меньше.

Вторым претендентом, согласившимся пообщаться с «ДН», стал выходец из Талдыкоргана, также расчитывающий на однокомнатную квартиру. Он закончил в 1995 году вуз и остался в Алматы. У него алматинская прописка, которую ему позволили сделать родственники. По словам респондента, ему пришлось отстоять очередь - для получения талона, потом он отстоял очередь на сдачу документов, а теперь ему предстоит еще одна очередь на получение направления в банк. Ему повезло как одному из первых. В отличие от девушки он, возможно, попадает в число тех, кто сможет расчитывать на 4000 квартир, которые будут первой очередью по государственной программе.

Своими глазами увидеть пострадавших не удалось, холод подействовал даже на жилищные страсти, тем более что люди стояли на морозе уже 4-й день, однако так и осталось непонятным, почему власти города допустили такую дикую толчею в холодную зиму. Доводы замакима Сейдуманова относительно того, почему нельзя было провести прием документов порайонно («Тогда было бы не одна, а 6 очередей.») не выдерживают никакой критики, так как в 6-ти очередях было бы в 6 раз меньше людей, а здания районных ЦОНов, как известно, приспособлены для приема такого количества людей. В общем, получилось, как всегда...

15.02.2008

Рафаэль БАЛГИН, www.dn.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.