Первобытный комфорт

В новой части поселка Талапкер, что в получасе езды от столицы, идет размеренная сельская жизнь. Горожане о такой могут только мечтать. Здешним школьникам не грозит близорукость от чрезмерной любви к компьютеру или телевизору, а взрослым — гиподинамия.

Здесь не ступала нога астанчанина

В новой части поселка Талапкер, что в получасе езды от столицы, идет размеренная сельская жизнь. Горожане о такой могут только мечтать. Здешним школьникам не грозит близорукость от чрезмерной любви к компьютеру или телевизору, а взрослым — гиподинамия.

Объяснение простое: здесь нет электричества, поэтому на досуге взрослые и дети заняты обустройством своего скромного быта.

Я работаю, значит, я существую

Отсюда рукой подать до Астаны — немногим более 10 километров. «Старый» Талапкер удален от трассы, зато новостройки в стиле «кто во что горазд» вплотную подходят к основной дороге. Масса сельчан ежедневно выезжает в столицу на работу. Легче тем, кто имеет авто, но дорога накатана и для остальных. Вышел на шоссе, остановил такси, 100-150 тенге — и ты в городе. Расстояние, как и заносимые снегом дороги, никого не пугает. Перефразируя Декарта, талапкерцы говорят себе: мы работаем — значит, мы существуем. А если они все-таки существуют, значит, имеют право на частичку внимания от местных властей, которые, кстати, совсем недавно, на отчетной встрече, пообещали подвести к новой части поселка и электричество, и маршруты общественного транспорта.

…В доме Кадиши Байжановой сильно коптит печь — так, что заезжим корреспондентам не удается пробыть внутри даже минуту. У фотокора из-за дыма не получаются снимки. Не больше комфорта и во дворе индивидуальной новостройки. Поселок, расположенный на краю степи, легко продувается ветрами. Узнав, что проблемами новоиспеченных талапкерцев интересуются в столице, хозяйка дома без стеснения рассказывает свою историю.

Семья переехала из Кызылорды два года назад в поисках работы и лучшей жизни. Купили землю, построили дом. Для счастья не хватает только электричества, питьевой воды и регулярного транспортного сообщения с Астаной. Впрочем, вода в доме имеется — но только для бытовых нужд, так как пить ее, соленую, невозможно. Живительную влагу приходится добывать в городе — набирать у родственников или покупать в 5-, 10-литровых бутылях. Помыться с комфортом тоже можно у родственников… Но хватит ли сил прожить так всю жизнь?

Пенсионерка Кадиша Байжанова — мать шестерых детей. Сериалов она не смотрит. Хотя ее ровесницы, живущие в благоустроенных домах и квартирах, наверняка и дня не представляют без телевизора.

— По вечерам сижу в темноте. Я старый человек, мне все равно. Детей жалко. Им хочется телевизор посмотреть, все увидеть, все услышать, — сетует хозяйка дома.

Действительно, внуки-школьники лишены элементарных удобств. Новые талапкерцы живут довольно далеко от центра старого села, где расположена школа, местный акимат и медпункт. Поэтому здешние дети, как когда-то молодой Ломоносов, ежедневно совершают подвиг, добираясь в альма-матер через занесенное снегом чисто поле.

Каждый вечер в доме зажигают свечи. Говорят, каждые сутки уходит по две свечки стоимостью 60 тенге каждая. Недавно, свидетельствует зять Кадиши Байжановой Оналбек Абишев, по селу прошли люди из акимата, собрали по 50 тысяч тенге на опоры для электролинии и на подключение электричества. Прогнозов о том, когда в нескольких десятках разномастных домов зажгутся лампочки, никто не делает.

— Перед тем, как раздавать землю, нужно провести все коммуникации, — говорит Оналбек Абишев, который на себе прочувствовал, что значит дом без воды и света.

Даром, что столица рядом

В другом доме автора материала приняли за сборщиков денег на установку электричества. Покупая земельный участок на аукционе, семья совершенно справедливо надеялась, что вскоре к нему будет подведены сети. Надежды не оправдались. Но без света здесь не сидят — включают генератор китайского производства, который потребляет 6-8 литров бензина в день.

Хозяева дома, не пожелавшие представиться, — выходцы из Жаксинского района Акмолинской области. Дом возвели в прошлом году для взрослого сына.

— Что делать — новое поколение рвется ближе к огням большого города, — разводит руками отец.

По его словам, жить и работать молодежь могла бы и в родных городах и поселках. Но провинция таит в себе слишком мало перспектив, размеренную жизнь и небольшой доход. Поэтому амбициозные выходцы из регионов слетаются в Астану. Часто при этом им приходится жертвовать личным комфортом. Наверное, от отчаяния, новые талапкерцы называют самих себя «индейцами», а свое существование — жизнью в каменном веке.

Читатель может возразить: мол, не хотите жить как первобытные люди, не приезжайте в столицу. Живите по принципу — где родился, там и пригодился. Трудно сказать, что больше гонит с насиженного места целые семьи: поиски лучшей жизни или кочевой дух предков. Лучше скажем так. Если участки продают и покупают, да еще и на аукционе, значит, это кому-нибудь нужно? В том же поселке Талапкер, кстати, должен быть генеральный план, согласно которому выделялись застроенные сегодня участки. А если участки выделялись и продавались, значит, полученный доход должен был пойти на подведение коммуникаций.

По такой ли схеме действовали местные власти, стоит спросить у них самих. Но в день нашего визита акима поселка не оказалось на месте — дверь была заперта на замок, а записка гласила, что «все отбыли на отчет в Малиновку» — центр Целиноградского района.

Наверное, видя безынициативность здешнего акимата, талапкерцы стали обращаться в столицу. Несколько человек оставили сообщения на сайте акимата Астаны. Ответ был таков: поселок не входит в черту города, поэтому решение бытовых проблем — в компетенции районных властей.

На «голой» земле

Государственная программа развития жилищного строительства на 2008—2010 годы предполагает возведение миллионов квадратных метров индивидуального жилья. Специально для подведения коммуникаций к будущим жилым массивам за три года будет выделено 30 миллиардов тенге. В Министерстве индустрии и торговли обещают, что ни один участок больше не будет передан или продан гражданину без инженерных сетей.

По данным Министерства, из 221 тысячи земельных участков, выделенных за последние годы, только 21 тысяча обеспечена коммуникациями. Интересно, что власти планируют делать с теми домами, которые выросли на «голой» земле? Еще интереснее тот факт, что правительственные правила проведения земельных аукционов обязывают местные исполнительные органы направлять доходы от продажи участков на обеспечение инфраструктуры. Всегда ли акиматы районов и областей следуют этому положению? Какое наказание могут понести должностные лица, нарушившие эту норму?

Все эти вопросы мы адресуем в Агентство РК по управлению земельными ресурсами и акимат Акмолинской области в надежде, что в этих органах есть лица, курирующие обозначенную сферу.

26.02.2008

ЖАННА АКПАНОВА, www.kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.