Дольщики: “Это одна большая массовая афера” - Чиновники: “Это ваш гражданско-правовой риск”

“Чтобы завтра ситуация не стала еще хуже, чем сегодня”, - такими словами модератор круглого стола Асылбек Кожахметов пригласил обманутых дольщиков, чиновников, политиков и правозащитников к дискуссии. “Проблемы, связанные с долевым участием граждан в жилищном строительстве и возможные пути их решения” - так была обозначена тема встречи. Проблемы вопиющие, и в них, как в зеркале, отражаются все главные пороки государственной системы. А вот “какое-либо решение возможно только на высшем уровне”.

“Чтобы завтра ситуация не стала еще хуже, чем сегодня”, - такими словами модератор круглого стола Асылбек Кожахметов пригласил обманутых дольщиков, чиновников, политиков и правозащитников к дискуссии. “Проблемы, связанные с долевым участием граждан в жилищном строительстве и возможные пути их решения” - так была обозначена тема встречи. Проблемы вопиющие, и в них, как в зеркале, отражаются все главные пороки государственной системы. А вот “какое-либо решение возможно только на высшем уровне”.

“Реально никаких мер в этой области не предпринимается. Деньги правительство, вроде бы, выделило, но для кого?”, - дал вводную Асылбек Кожахметов, председатель РОО “Шанырак”.

Юрист Сергей Уткин представил свое видение ситуации с дольщиками. Один слой проблемных фирм составляют строительные компании, которых затронул финансовый кризис. Они не могут получить кредит и завершить строительство. Подвидом данной категории выступают фирмы, не рассчитавшие свои силы. Например, взялись строить 50 домов, а денег собрали только на 20, из-за чего не уложились в себестоимость. Здесь при правильном ответственном подходе ситуацию выправить в принципе можно.

Второй этаж составляют компании, хозяева которых, получив деньги дольщиков, заранее вытащили из бизнеса всю запланированную ими прибыль. В силу роста цен и проблем с кредитами себестоимость строительства выросла, но вкладывать часть “изъятых” денег в завершение строительства они не хотят и занимают выжидательную позицию.

Третья группа – это чистые компании-паразиты. Здесь мошенничество в абсолютном виде. Собрали 100% предоплаты, но что-либо строить изначально не собирались.

Нужно “заставить учредителей и тех лиц, которые стоят за учредителями, выполнить принятые обязательства”. Ключевым инструментом г-н Уткин здесь видит уголовное преследование, потому что “при желании отследить, куда ушли деньги не сложно”. “Фактически никто никакой ответственности не несет, деньги дольщиков никто не ищет”, - констатировал он современное положение дел.

Юрий Усов, юрист РОО “Шанырак” привел примеры работы плохих и очень плохих компаний. “Досор девелопмент”, например, собрал с граждан более $250 млн., но к строительству так и не приступил. Аким Алматы никакого конкретного пути выхода из кризиса не предлагает, сроки решения проблемы не обозначает.

Есть и такой момент. Обманутые дольщики “Куата” готовы доплатить на объектах большой степени готовности, чтобы дома достроили. Но для них нет гарантий, что после нового взноса денег строительство домов завершат, а если это и произойдет, то квартиры получат именно те, кто заплатил.

“Мы – налогоплательщики, граждане страны. На наши деньги живут чиновники, парламентарии, судьи, но при этом не решают никаких наших проблем”, - подчеркнула Яна Исакова, представлявшая пострадавших от ТОО “Алматыинвестстрой”. Всего на круглом столе были обманутые дольщики от пятнадцати строительных компаний.

У жертв “Алматыинвестстроя” фактически накоплена летопись равнодушия государственных структур, хотя они и получают с мая 2005 года в среднем один ответ на три письма в компетентные инстанции. “Суд проблемы не решает. Судебные органы заинтересованы в минимальных сроках наказания для виновных, но не заинтересованы в нахождении денег и установлении справедливости”, - отметила г-жа Исакова.

Доведенные до отчаяния 1000 человек готовы широковещательно попросить политического убежища в других странах, поскольку надежды на защиту своих прав в Казахстане у них уже не осталось. Яна Исакова признает, что данная акция скорее политическая, чем экономическая, но другого выхода люди пока не видят.

Светлана Савченко, депутат маслихата Алматы от партии “Нур Отан” и руководитель Национальной лиги защиты потребителей, обратила внимание на то, что закон “О защите прав потребителя” защищает лучше, чем закон “О долевом участии”. Но в судах дольщиков отказываются признавать потребителями и не рассматривают иски в формате сделок “купли – продажи”. “До тех пор, пока будет коррупция в судах, мы ничего сделать не сможем, - подчеркнула она. – От того, что посадят подставных людей, пострадавшим легче не станет”.

Магзам Сергазин, 1-ый заместитель директора департамента по строительству акимата Алматы, рассказал следующее: “До лета прошлого года ситуация была нормальная”. А потом “кризис за рубежом аукнулся в нашей республике”. Те объекты, где готовность 90% и выше будут достраиваться, с объемом выполненных работ 10-20% оставляться без акиматовского внимания, а к зданиям средней категории готовности планируется подходить индивидуально.

По мнению чиновника, в случае с дольщиками не может идти речи о договорах купли-продажи квартир, “потому что физически нет квартиры, зарегистрированной в Центре недвижимости”. Фраза г-на Сергазина “граждане, которые приходят к застройщику, должны были посмотреть лицензии, разрешения” сработала детонатором. Дольщики сразу вскипели.

“У компании “Верный.kz” все бумаги были на руках, в том числе подписанные акимом Тасмагамбетовым!” - заявила Анастасия Новикова, представляющая пострадавших от этой мошеннической фирмы. Кстати, она заметила, что на данный момент “Верный.kz” фигурирует среди шести застройщиков в Рабочем поселке Алматы, а там под застройку отведено 200 га земли.

Чиновники стали объяснять, что лицензия на освобождение участка под строительство и лицензия на строительно-монтажные работы – это разные документы. Мониторинг рекламы со стороны недобросовестных застройщиков в их функциональные обязанности не входит. Представители правоохранительных и судебных органов на круглый стол вообще не пришли.

“Я считаю, что это дискредитация главы государства, причем при прессе”, - заявил Сергей Злотников, исполнительный директор антикоррупционного НПО “Транспаренси Казахстан”, в ходе полемики с чиновниками.

Состоялся и такой диалог.

Дольщики: Кто создал условия для этих мошенников?!

Магзам Сергазин: Кто?

Дольщики: Государство и создало!

Из чиновников средней руки, отправленных беседовать с озлобленными гражданами, особняком держался только Нурмухамет Митебаев, государственный инспектор по Южному региону (от Шымкента до Талдыкоргана) комитета по делам строительства Министерства индустрии и торговли. Он не общался с обманутыми дольщиками в том духе, что сами виноваты. Признавал, что проблема есть, но как ее решать лично он не знает. Вдобавок с 2005 года все принципиальные вопросы по строительству отнесены к компетенции акиматов и республиканское ведомство просто лишено реальной возможности влиять на ситуацию в данной сфере.

“Создается впечатление, что это одна большая массовая афера”, - первой данную идею высказала Анастасия Новикова, а потом ее многие повторили. “Когда 40 тысяч дольщиков – граждан Казахстана, потеряли свои средства, государство не может устраняться от проблем, - подчеркнула Елена Наруценко, дольщик компании “Ак Аул”. – Это примерно то же самое, что разрушить 40 тысяч квартир”.

Пострадавшие дольщики и их защитники делали упор на то, что “законодательство содержит огромное количество статей, поощряющих коррупцию”. Законодатели – чиновники – банки – недобросовестные застройщики – правоохранительные органы – суды выступают как звенья одной порочной цепи. “Вседозволенность, безответственность, безнаказанность – это три кита, на которых стоит мошенничество”, - заявил общественный деятель Жасарал Куанышалин.

Сенатор Жумабек Торегельдинов отметил, что “лучшие умы страны сейчас думают над этим вопросом”. “Президент сказал, что ни один дольщик не пострадает” - напомнил парламентарий. Значит, по его мнению, так и будет. “На чем основана такая уверенность?” - спросил сенатора г-н Куанышалин. “На словах президента”, - последовало в ответ.

Г-н Торегельдинов вообще много о чем говорил. У него даже спросили, что он имеет в виду под словами “вам самим надо заводить уголовные дела”, уж не эскадроны ли смерти?В ответ сенатор пошел в несознанку, сказал, что ничего такого не говорил, а имел в виду подачу исков в суды, прокуратуру и другие уполномоченные органы.

“Те люди, которые пришли отвечать на вопросы – это винтики системы, которая не несет никакой ответственности”, – заметила Бахтыла Туменова, общественный фонд “Амансалык”.

Сергей Уткин полагает, что выделение государственных денег проблемным компаниям ошибочно. Нужна политическая воля. “Только тщательное расследование с наказанием виновных. Если сядут на скамью подсудимых человек пятьдесят, а все их имущество будет конфисковано, то на других такое подействует отрезвляюще” - таким ему видится алгоритм государственных действий.

Из обманутых дольщиков, с которыми удалось пообщаться на круглом столе, громким обещаниям президента, органам государственного управления, правоохранительным структурам и судам никто не верит. Терпение у людей кончилось еще “вчера” и “позавчера”. Что конкретно предпринять они пока думают, но лингам Брамы вместо крыши над головой или возврата денег никого из них не устраивает.

28.02.2008

Владислав ЮРИЦЫН, www.zonakz.net

Подписка на статьи
Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.