К дольщикам — лицом, юридическим

На строительном рынке возникла Ассоциация дольщиков Астаны. Это объединение со своими правами, статусом и возможностями должно помочь дольщикам противостоять бессовестным застройщикам. Насколько соблюдается технология, СНиПы, не экономит ли застройщик на безопасности возводимого жилья, не отвлекает ли средства дольщиков на другие цели — все это должно стать объектом пристального внимания ассоциации.

На строительном рынке возникла Ассоциация дольщиков Астаны. Это объединение со своими правами, статусом и возможностями должно помочь дольщикам противостоять бессовестным застройщикам.

Насколько соблюдается технология, СНиПы, не экономит ли застройщик на безопасности возводимого жилья, не отвлекает ли средства дольщиков на другие цели — все это должно стать объектом пристального внимания ассоциации.

— Необходимость создания Ассоциации дольщиков появилась давно, — говорит президент общественного объединения «Ассоциация дольщиков Астаны» Данат Махмедов, — у застройщиков мощный арсенал средств — от финансовых до правовых. Не секрет, что давно и успешно лоббируются их интересы на уровне законодательной и исполнительной власти, есть поддержка в правоохранительной и судебной системах. Еще более упрочила их позицию и недавно созданная Ассоциация застройщиков. И с другой стороны — частное лицо, дольщик, имеющий в своем активе лишь договор. Силы не равны.

Пострадавшие дольщики в последнее время предпринимают отчаянные попытки защитить свои права через инициативные группы, но они разобщены, ограничены в правах и средствах, и дальше разоблачительных скандалов, как с «Фабрикой недвижимости» или «Болидом», дело не идет.

— Соблазн бесконтрольного использования средств дольщиков, естественно, привлек на этот рынок всякого рода мошенников. Возможность рекламировать свои проекты и несуществующие возможности получили все. Но большинство картинок в подрамниках так и не стали домами.

До января 2007 года, когда вступил в силу Закон «О долевом строительстве», основным документом, регулирующим отношения дольщика и застройщика, был так называемый типовой договор, разработанный также не без учета интересов строительных компаний. В результате — «скелеты» брошенных объектов в лучшем случае, или котлованы, заросшие камышом, или даже участки, где еще не произведен снос. Дольщик лишен возможности контролировать застройщиков.

— Наше общественное объединение создано в целях содействия участникам долевого строительства, — объясняет Данат Махмедов. — И здесь предполагается очень широкий спектр работы. Это участие, на правах НПО, в разработке нормативных и методических документов по долевому строительству, по договорным отношениям его участников на уровне государственных органов и местного самоуправления. Пока здесь много ходов, позволяющих обманывать вкладчиков.

Данат Махмедов считает, что как ни парадоксально, но строительные компании в конечном итоге выиграют от действий такого «противовеса».

альнейших перспектив в долевом строительстве не просматривается, люди поумнели, стали осторожнее, недоверчивее. — Мы попытаемся построить новые отношения. Да, это неизбежный общественный контроль, организованный ассоциацией, и прочие неудобства для застройщика. Но без этого дальше никуда.

Сами дольщики, узнав об ассоциации, стали приходить со своими наработками, проектами и разоблачениями. И упрекают: «Где вы были раньше?» Теперь этот вопрос объединение задаст финполу, ГАСКу, акимату — всем, кто должен бы предотвратить «кидалово» тысяч людей.

Из 219 миллиардов, необходимых для завершения 112 жилых комплексов, банки второго уровня попало 36,6 миллиарда. 9 отозвала «Казына», строителям достались 14. Куда и как разошлись деньги, на этот вопрос уже начинает отвечать в финполиции.

29.02.2008

Алина Буравцева, www.info-tses.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.