Генплан Караганды: прошлое, настоящее, будущее

В мае этого года исполнилось пять лет, как был утвержден новый Генеральный план Караганды. Как говорил прежний аким города Ислам Тогайбаев, документ разработан в целях повышения инвестиционной привлекательности шахтерской столицы. Действие генерального плана заканчивается в 2015 году. То есть до расчетного срока осталось совсем немного. Что же с тех пор изменилось?

Генеральный план должен был решить проблему 10-летней давности: хаотичной и бесконтрольной застройки города. Бессистемное строительство, действительно, прекратилось. Но что известно о главном городском документе простому обывателю?

Как писали газеты в 2007 году, по утвержденному вновь плану территория Караганды должна увеличиться почти на 8 тысяч гектаров. К 2015 году намеревались построить 17 объектов образования, 9 — здравоохранения, 25 спортивных сооружений, 8 библиотек и театр. Также должна быть введена в эксплуатацию новая ТЭЦ-4. СМИ информировали о том, что в будущем будет создана новая система канализования и возведен еще один вокзал (помимо центрального) на полторы тысячи мест.

Городские власти обещали, что с Генпланом сможет ознакомиться любой желающий. Однако рассмотреть его не получится: документ дан маленькой статичной картинкой. Ни увеличить, ни подвигать, ни условные обозначения прочитать. Ответы на запросы в городской акимат приходят стандартные: чиновники отсылают все на тот же сайт с непонятным изображением. Изучить план в подробностях можно в отделе архитектуры, для чего придется идти в госструктуру и объяснять, зачем он тебе понадобился. Выходит, для простых любопытствующих эта информация так и осталась закрытой.

План гипотетический

Как оказалось, практической направленности для населения Генеральный план не имеет. И озвученные чиновниками грандиозные стройки школ, больниц и библиотек в документе не отражаются. Это советский Генплан строго регламентировал, что и в каком количестве строить, а современный — только прогнозирует. С его помощью резервируют площади для определенного типа застройки: одна отводится для транспортной инфраструктуры, другая — для отдыха, третья — для промышленных целей. Но в какое время и какие именно объекты будут возведены на конкретно взятом участке, Генплан не указывает.

Другими словами, документ предлагает набор территорий с разным назначением, а бизнес-, госструктуры и физические лица уже разбирают их по мере надобности. Эти процессы лишь упорядочили и систематизировали. Поэтому сегодня нельзя просто взять план и сравнить: что хотели и что имеем на самом деле. На рисунке 1 показан проект застройки Федоровского водохранилища. Во время утверждения Генплана перед правительством этот макет даже демонстрировали в качестве примера. Факт, который вовсе не означает, что проект обязательно будет воплощен в жизнь. Его реализация зависит от финансовых возможностей региона и темпов экономического развития. Поэтому специалисты называют Генплан документом больше стратегическим и даже политическим. Он должен учитывать интересы всех его жителей и предусматривать площадки для парков и промышленных объектов, для торговли и комфортной жилой застройки. «Необходимо максимально избегать конфликтов отдельных элементов города», — говорит автор генерального плана Карим Тусупбеков. 

Судьба каждого городского района в принципе была определена еще до независимости. Этой направленности градостроители придерживаются и сегодня. В основу нового Генплана легли разработки киевских ученых, сделанные еще в 90-х годах, и исследования по стратегии территориального развития Казахстана. В итоге было определено, что основное направление, в котором должен развиваться город — Восток, Север-Юг, или по-другому: Пришахтинск-Юго-Восток.

— В советское время, — говорит разработчик Карим Тусупбеков, — для Караганды было важно направление Восток-Запад, или Майкудук-Сарань. То есть были приоритетными внутренние связи: тогда развивались отечественные промышленность и производство. Сегодня мир несколько изменился. Теперь административные и коммерческие отношения стали более глобальными. Направление Север-Юг важно не только потому, что это движение в сторону Алматы и Астаны, но из-за более масштабного направления потока: Китай-Россия.

В связи с этим обстоятельством Пришахтинск теперь должен использовать свой транзитный потенциал северного направления. Здесь отведено место для малых промышленных предприятий. Сортировка остается центром обслуживания железнодорожного транспорта, Майкудук — крупным промышленным районом. Территория Федоровки определена как зона отдыха, Новый Город — исторический центр. Свои управленческие функции он должен передать Юго-Востоку. Последний должен стать новым административно-деловым центром области. Для складов и торговли отводится новый район Южный.

Рисунок 1. План застройки Федоровского водохранилища

Главным отличием плана 2007 года стал отказ от идеи сделать город компактным. Документом утверждена исторически сложившаяся система полицентричности: то есть каждый район города (Майкудук, Пришахтинск, Юго-Восток, Центр) развивается самостоятельно. Караганда должна состоять как бы из нескольких равнозначных центров со своими особенностями. Теперь она представляется как единый город, состоящий из совокупности нескольких населенных пунктов в своей внутренней структуре и как срастание городов во внешних связях с городами-спутниками. Административные границы незримы. Прилегающие населённые пункты тянутся к городу.

— Всегда было принято делать компактные города, это удобно, — объясняет автор Генплана архитектор Карим Тусупбеков. — Но современное градостроительство считает это вредной тенденцией. Потому что при плотной застройке создается повышенная загазованность. Теперь все города стремятся к полицентричному строительству, а у Караганды это естественный процесс.

Архитектор уверяет, что Генпланом не выделяется какой-то один район, в любом из них жить будет престижно. Если, конечно, каждая территориальная зона сможет понять и развить свои преимущества. Может быть, говорит он, стоит разработать не правила застройки Караганды, а каждой местности в отдельности: Юго-Востока, Пришахтинска и так далее.

Караганда не сразу строилась

Согласно информации, предоставленной городским акиматом, основными площадками первоочередного строительства определены южный и центральный районы Пришахтинска и поселок «Шахтерский», также Юго-Западная часть Сортировки. Но жизнь показывает другое: активно застраивается только Юго-Восток. Как объясняет ситуацию архитектор Карим Тусупбеков, Генпланом выделены в первую очередь те участки, где уже имеются коммуникации или возможность для их подведения.

— Вы же видите, что сегодня строительство идет только по проспекту Шахтеров, там уже есть коммуникации, и их продолжают проводить. Эту площадку начали готовить еще с 1968 года. Ради ее освоения даже перенесли новый аэропорт, который размещался в городе. В то время это стало настоящим потрясением. Представьте: введен новый бюджетный объект, и вдруг руководство республики принимает решение перенести его. Сначала Караганду хотели развивать на подработанных территориях (места шахтных подработок, — авт.) и даже были заключения, что в таких местах можно строить. Юго-Восток тогда считался окраиной. Потом пришли к решению, что на подработках возводить все-таки опасно. Стройку перенесли на Юго-Восток, а аэропорт — за поселок Уш-Тобе. Много лет площадка стояла без движения, и вот теперь она стала востребованной.

Такими же удобными для строительства являются южный и центральный районы Пришахтинска. Это земли, свободные от угледобычи, здесь имеются коммуникации и железнодорожные пути. Разработчики Генплана указали на потенциал разных территорий, использовать их — уже задача исполнительной власти. Но пока чиновники от архитектуры не поясняют, что и каким образом должно возводиться в том же Пришахтинске или Сортировке. Низкая кадастровая стоимость земель делает эти районы непривлекательными для многих видов застройки. Остается неясным, как в этих условиях соответствовать главной задаче Генплана: сделать каждую часть города перспективной для проживания? И как быть с инвестиционной привлекательностью Караганды, о которой говорил экс-аким Ислам Тогайбаев? Карим Тусупбеков считает подобные вопросы недальновидными:

— Москва тоже не сразу строилась. Раньше многие карагандинцы не хотели переезжать из Старого города в Новый. Говорили: «Зачем в степь ехать?» Прошло каких-то 20 лет, и земля в Центре — самая дорогая. Теперь постепенно по кадастровой стоимости территории Юго-Востока начинают выравниваться с Городом. Так что посткризисная картина еще не показатель для долгосрочных прогнозов. Появился ведь недалеко от Пришахтинска «Авиаспектр». Откуда нам в 2005 году было знать, что в 2011 построят такой объект, как завод по выпуску малых самолетов? Мы просто прогнозировали, что в этих зонах должно что-то появиться. Оно и появилось. То же самое можно и о новых теплицах сказать. Генпланом дается «зеленый свет» для строительства на определенных территориях.

Пока, резюмирует Карим Масхапович, все идет по плану, и поводов для пессимизма нет. Процесс несколько ускоряется за счет государственных программ, таких как «Дорожная карта бизнеса», «Программа занятости», «Доступное жилье». По ходу их выполнения по заявкам предпринимателей инженерные сети подводятся к конкретным объектам, которые собираются строить.

Почему нет бурного строительства?

Какими бы ни были планы, они могут ими так и остаться, если не начнется прирост населения. При худшем варианте развития событий главный городской документ нужно будет пересматривать. 

— Есть такая знаковая цифра, — говорит К. Тусупбеков, — 500 тысяч человек. Если количество населения в городе ее превысит, появится естественный интерес инвесторов. Ведь при таких условиях имеются и трудовые ресурсы, и рынок. Город развивается самостоятельно, без привлечения административных ресурсов. Астана преодолела этот барьер и выиграла конкурентную борьбу с Карагандой. Ведь такое соперничество сейчас идет между многими крупными населенными пунктами. В то же время помимо соперничества городов есть ещё и партнёрство между ними. Так, Караганду часто называют партнёром Астаны из-за близкой расположенности и крепнущих связей между ними. Оба этих фактора только укрепляют города.

Рисунок 2. Детальная планировка района Парка Победы

Сегодня, согласно СНИПам, наш город относится к 3-й категории, где численность населения доходит до 500 тысяч человек. И мы как бы замерли на этой отметке. Одна из задач Генерального плана — определить мощность города: будет он развиваться, остановится на одном уровне или начнет деградировать. У нас пока не получается выйти на вторую категорию (уровень Астаны), хотя период стабилизации численности на нынешней отметке тоже был предусмотрен в нашем плане. В советское время Караганда всегда держалась на втором уровне. В 90-е годы с этой категории она сразу «упала» на четвертую. Теперь достаточно быстро «поднялась» до третьей и находится на ней уже несколько лет. Это медленное, вялотекущее состояние. Рост населения в последние год-два идет, в основном, за счет положительного сальдо естественного прироста. Как только мы подойдем к черте в 500 тысяч — появится шанс вернуть себе прежний статус. Если на долгое время Караганда останется в 3-ей категории, развитие примет поселковый характер. В этом случае понадобится корректировка Генплана, потому что город уже не будет ему соответствовать.

Разработчики рассматривали три варианта роста численности населения: оптимистичный, пессимистичный и усредненный. Оптимистичный, например, предполагал увеличение количества горожан к 2015 году до 580 тысяч человек. Но за основу взяли все-таки средний прогноз. По данным городского акимата, он пока сбывается с отставанием в один год. По прогнозам, к 2015 году в Караганде должно проживать уже 544 тысячи человек.

По информации отдела архитектуры положительное сальдо прироста населения составляет 6 тысяч человек ежегодно. Получается, что за прошедшие полтора года в Караганде увеличилось количество приезжих и новорожденных. Потому что статистические данные за период 2005-2010 годов говорят о том, что прирост населения составлял 5 тысяч человек в год.

Совсем другая картина складывается, если смотреть на число проживающих в Караганде: на начало 2011 года в городе было 471095 человек. В январе 2012 года количество жителей равно 475267. Прирост за прошедший год — 4172 человека, то есть даже меньше среднестатистического. Автор Генплана говорит, что сложно понять, какая информация о численности населения является точной, отсюда и проблемы с прогнозированием развития Караганды.

Планы близкие и далекие

Если рассмотреть карты Генплана, получается, что на ближайшее время больше всего территорий для объектов социального, культурного и бытового назначения запланировано на пустыре между старым аэропортом и Юго-Востоком и вдоль проспекта Шахтеров. Здесь же выделены места для высотной и малоэтажной застройки. Огромная территория отведена для поселка Кунгей. Под активную застройку запланированы площади и вдоль майкудукской трассы перед микрорайоном Голубые Пруды. Здесь же отведено место для нового вокзала. Как пояснили в городском акимате, объект для обслуживания пассажиров должны построить к проектному периоду (то есть к 2015 году). Градостроитель Карим Тусупбеков в этом сомневается. «Здания не строят заранее, — говорит он, — а только когда в них назреет необходимость».

Небольшой объем строительства высоток предполагается в Пришахтинске, Майкудуке и Сортировке. Северо-Восточнее Майкудука запланирован также участок под промышленное строительство.

К далеким планам можно отнести новую систему канализования города. Ее схему пока даже не разработали. Все упирается в возможности карагандинского бюджета.

— На этапе планирования, — говорит Карим Тусупбеков,— было предложено разгрузить централизованную станцию в Михайловке и сделать групповые станции отдельно для каждого района с возможностью оборотного водоснабжения. В первую очередь есть необходимость создать такую систему для Пришахтинска. Потому что оттуда сточные воды качают аж до Сарани. Сейчас нужно хотя бы разработать отраслевую схему по новой системе хозяйственно-фекальной канализации.

Помимо уже известных с советских времен районов города, в Генплане упоминается и новый район — Южный. Но он остается далекой перспективой. Эта часть Караганды должна расположиться с западной стороны от Спасского шоссе. Там имеется заброшенный железнодорожный тупик, выход на алмаатинскую трассу. В будущем сюда хотят провести электросети. Все эти факторы, считают специалисты, сделают из Южного зону торгово-складского характера. В целом разбросанные по степи районы должны соединиться зелеными зонами, культурно-досуговыми и спортивно-оздоровительными комплексами и связываться между собой скоростными транспортными магистралями.

Будущим строителям, которые увидят перспективу в карагандинском регионе, придется решать одну существенную проблему — осушение строительных площадок.

— У нас в городе много таких заболоченных мест, — объясняет разработчик Генплана, — из-за разливающихся ливневых и паводковых стоков. Русла ручьев не организованы, как, например, река Букпа в Центральном парке. У воды нет большой скорости движения, поэтому она растекается по всей территории. Половина парка тоже заболочена в том месте, где река не забрана в искусственный канал. Затоплен и важный для Генплана центр Пришахтинска. В Майкудуке вдоль железной дороги идет приток реки Солонки. Он вбирает в себя все стоки и впадает в Солонку. Дальше река течет в Сортировку. Основной поток воды подмывает центральные части Майкудука. При разработке Генерального плана мы сделали схемы ливневых канализаций. Может быть, стоит даже где-то перенаправить эти потоки воды. Сделать сбросы в озера после их очистки там, где это возможно. Раньше предполагалось использовать ливневые воды города для орошения сельских районов с прокладкой дорогостоящих сетей мимо городских речек.  

А нужно ли говорить о Генплане?

Простых ответов на простые вопросы по теме Генплана просто не существует. Например, на запрос в отдел архитектуры городского акимата о том, что планировалось построить до 2015 года и что уже построено, пришел обтекаемый ответ. Указали, что документ лишь «резервирует территории для перспективного развития города. Из таких можно отметить объекты жилого, социально-культурного и производственного назначения». Причем, чиновники не лукавят и не скрывают информацию. Если, конечно, подойти к вопросу формально.

Как объясняют профессионалы, тема Генплана сложна для восприятия обывателей и попросту им не нужна. Документ используется, в первую очередь, госструктурами.

Однако в соседней России говорят о необходимости просвещения граждан. Руководство многих городов понимает, что сегодня среди населенных пунктов идет борьба за жителей. Чем их больше в твоем городе, тем больше возможностей для прогресса. А для того, чтобы народ, что называется, валом шел в какой-то регион, он должен видеть для себя перспективу: в образовании, жилье, карьерном росте. Иначе человек выберет себе другой, удобный для проживания населенный пункт.

В российской Перми, например, специалисты отметили наибольшую открытость при разработке Генплана. По нему проводились публичные слушания. Но и этого посчитали недостаточным. Архитекторы ратуют за то, чтобы создать информационный центр для постоянной коммуникации с общественностью. В его рамках хотят запустить интерактивную карту, где будут указаны все строительные площадки. Специалисты считают, что через интернет горожанин должен получать максимальную информацию о планах по каждой территории Перми и о плане ее развития в целом.

Есть сайт Астрахани, разработчики которого ставят целью вовлечь все городское сообщество в обсуждение своего Генерального плана. Даже архитекторы такого мегаполиса, как Петербург, говорят о том, что нужно создавать условия для привлечения к себе на ПМЖ людей с высоким потенциалом. Для чего необходимо сделать город не только перспективным, но и любимым.

При этом в России, так же как и в Казахстане, создают прогнозные Генеральные планы. И специалисты тоже говорят о сложности темы для широкой аудитории. Поэтому предлагают «переводить» планы на язык, понятный людям. Правда, стоит отметить, что интерактивный проект Перми не реализован еще ни в одном городе России.

Рисунок 3. План застройки площадки между Юго-Востоком и Голубыми Прудами

Разработчик нашего Генерального плана, Карим Тусупбеков, согласен с тем, что в Караганде среди общественности проводится недостаточная работа. Специалист отчасти связывает проблему с ликвидацией Управления архитектуры. Сегодня есть только отделы на местах, которые подчиняются городским акиматам, но центрального управленческого органа у архитектуры нет. Также, по словам Карима Тусупбекова, в регионах просто не хватает профессиональных кадров и нет соответствующего обучения, особенно по градостроительному планированию. Также в странах СНГ пока ещё не создаются центры городского планирования градостроительного развития населённых пунктов. В основном есть отделы только бюджетного планирования. Хотя частные интересы теперь занимают не последнюю роль в структуре городов.

Слова специалиста подтверждает доцент кафедры архитектуры и дизайна КарГТУ Сергей Лебедев. Он присутствовал на публичных слушаниях при разработке Генплана Караганды:

— К сожалению, в нашем университете не обучают на архитекторов-градостроителей, которые бы профессионально занимались вопросами земли. Есть общая дисциплина, но она больше теоретическая. Потребность в таких кадрах есть: население города растет, ему нужно жилье и обслуживание.

Я считаю наш Генплан очень грамотным и взвешенным. Может быть, эта тема освещается недостаточно, но город пережил много сложностей, среди которых частая смена главных архитекторов.

Думаю, нам нужен свой научно-исследовательский, проектный институт. Такие учреждения существовали раньше, но были уничтожены перестройкой. Когда-то в них работало до 400 сотрудников. Сегодня осталось несколько человек-энтузиастов. Конечно, появилось много частных фирм, но у них другие задачи. Они занимаются заказами, их мало интересует, что творится в соседнем квартале. А крупные государственные институты охватывали всю структуру города. Сегодня, конечно, многое делается: на маслихатах анализируют реализацию Генплана, художественные советы тоже рассматривают эти вопросы, акиматы следят за состоянием улиц. Но, на мой взгляд, нет системы управления городом, он остается бесхозным. Караганду украшают, но качество жизни в ней не улучшается, нет какого-то внутреннего содержания. 

Известный в городе архитектор Александр Титарев доволен новым Генпланом и называет его замечательным. Только сожалеет о том, что в нынешних условиях государство оставило за собой минимум функций. Застройка зависит теперь не от пожеланий специалистов, а от притока бизнес-инвестиций в наш город.

Профессиональным взглядом художник заметил еще одну особенность Караганды. «Она все время убегает в степь», — говорит Александр Титарев. И приводит примеры: теперь практически нет Старого города, с которого все начиналось. В этом месте люди строили землянки, затем постепенно переселились на территорию Нового города. Теперь понемногу все смещается на Юго-Восток, участки между ним и Майкудуком становятся привлекательными и постепенно застраиваются. То есть движение в степь продолжается, что делает город по-своему уникальным.

Несмотря на все трудности, по мнению автора Генплана, Караганда не заслуживает звания «сухого города». «Городской ландшафт с его озерами и озеленением полностью создан руками человека, — говорит архитектор. — Увидеть эти особенности и оценить их по достоинству можно только в движении. В повседневной суете мы практически не видим и не осознаем преимуществ нашего ландшафта. Генпланом предусмотрена транспортная схема, при которой структура города раскрывается с лучшей стороны».

Ирина БЕРДАШОВА, Информационная служба www.kn.kz