Кому в коммуналке жить хорошо

В ЮКО пытались выяснить, что же все-таки построено на государственные деньги по программе жилья для малоимущих.

В ЮКО пытались выяснить, что же все-таки построено на государственные деньги по программе жилья для малоимущих.

Пока еще никто не решается открыто говорить о том, что миллионы средств, выделенные из республиканского бюджета на так называемое ипотечное жилье, разворованы, а все прежние рекорды шымкентского новостроя - суть приписки, очковтирательство, либо, в самом оптимистичном варианте, - крайне неудовлетворительного качества дома.

Дело даже не в том, что льготные квартиры по цене в 350 у.е. за квадрат получили лица, которые и без того имеют по два-три особняка. Среди учителей и врачей, которым посчастливилось стать владельцами ипотечного жилья в новом микрорайоне "Нурсат", (своего рода форпост коммунального строительства в Шымкенте), радостных новоселов становится с каждым днем все меньше и меньше.

Всплывают огрехи и недочеты скороспелого строительства: несущие стены домов дают просадки, подвалы затоплены то ли грунтовыми, то ли паводковыми водами, пластиковые двери и окна перекосились и заклинили, не прослужив и года, штукатурка облетает, сантехника течет.

Жители подсчитали, что для устранения всех недостатков, им придется вложить в ремонт суммы, равноценные стоимости квартиры. В лучшем случае.

Аким Шукеев дал задание целому ряду отделов и ведомств, совместно разобраться и выяснить персонально - кто из высокопоставленных чиновников получил льготную квартиру. Но очень возможно, что результат этой работы будет нулевой. И вовсе не потому, что отделы и ведомства побоятся выявлять персон, которые, может быть, руководят этими же органами. Все дело в том, что шымкентские чиновники, как правило, были очень хорошо осведомлены о качестве строительства так называемого коммунального жилья. И прекрасно понимали, что отбирать предназначенное бедным - выйдет себе дороже.

Ну в самом деле, зачем брать квартиру за 350 у.е./метр, если, грубо говоря, каждый метр здесь уже изначально требует ремонта в 500 у.е?

В общем, коммунальные квартиры среди шымкентских бастыков популярностью не пользовались. Может на "гребне волны" кто-то и вляпался в такую неприятность, но таких - единицы.

Поэтому главный вопрос, волнующий сейчас акима Шукеева (он, напомним, получил дела в ЮКО в конце прошлого лета, когда кампания по ипотечному строительству в Шымкенте уже была в основном победно завершена) - почему построили так плохо? Все-таки деньги выделялись не малые.

Одна из причин, по мнению Умирзака Шукеева в том, что весь госзаказ распределили не между двумя-тремя крупными компаниями, которые и о своем реноме бы заботились, да и контролировать их было бы легче. Но раздробили всю работу среди десятков мелких, неизвестных фирмочек. Большинство из которых появились как раз накануне тендера по коммунальному строительству. Теперь, спустя время, можно достаточно четко проследить примерно одинаковую для всех этих фирм схему действий.

Выиграв тендер, фирмы получали первый транш, организовывали некую деятельность по строительству (в основном силами субподрядных организаций), и сразу же требовали перерасчета в сторону повышения от заявленных сумм.

Свои претензии они обосновывали даже не фактической сметой расходов, но некими прайс-листами, где стоимость, например, кирпича была даже выше чем рыночная. При этом фирмы напрочь забывали, что вообще-то они обязывались уложиться в конечную стоимость строительства - 350 у.е. за квадратный метр.

Кураторы из госструктур напоминали им, что финансирование строго фиксированное, и больше чем полагается подрядчикам не заплатят. А потом вновь выделяли очередной транш, так как у чиновников в этом деле главным показателем был процент освоения бюджетных целевых средств.

В результате к моменту официального завершения строительства дома получались с такими недоделками, что их разве что врагу сдавать, и тот вряд ли примет.

Тем не менее Южно-Казахстанский ГАСК их принимал, и сюда вселялись счастливые бюджетники. Которые уже через месяц стали просто бояться жить в своих квартирах.

Аким Шукеев сейчас решительно собирается разорвать договоры с теми фирмами, которые все еще ведут свой долгострой, требуя перерасчета в сторону увеличения. Опытные финансисты осторожно подсказывают акиму, что вообще-то эти фирмы уже получили все деньги, предусмотренные на коммунальное строительство, и теперь с удовольствием уйдут, так ничего и не построив.

И это еще раз подтверждает мнение акима Шукеева в том, что мелкие фирмы просто не в состоянии работать добросовестно. Но тут на горизонте вырисовываются и новые реалии.

В ЮКО, в связи со всем известными событиями по части ВИЧ-инфекции, началась коренная модернизация учреждений здравоохранения. В том числе, предусмотрен капитальный ремонт больниц областного и городского значения.

Средства выделяются вроде неплохие. На ремонт одной только областной детской больницы планируется затратить 700-900 млн. тенге. Изначально весь объем работ планировалось отдать в руки одной, но крупной строительной организации.

Но к моменту проведения соответствующего тендера заявок от крупных фирм… просто не было. Крупные, авторитетные строительные компании с сожалением сообщили, что по их оценке качественное выполнение необходимых работ в областной больнице будет стоить гораздо дороже, нежели предусмотренные властями 700-900 млн. тенге. Поэтому они даже и не пытались бороться за этот "лакомый кусок".

Остаются два варианта - либо увеличивать бюджетное финансирование, либо… дробить весь объем на несколько заказов, привлекая к ремонту с десяток мелких фирм. В последнем случае наверняка найдется много желающих, которые накануне тендера пообещают уложиться даже в меньшие суммы, чем 700-900 миллионов.

И все средства будут освоены. Ну, а качество строительных работ примет Южно-Казахстанский ГАСК и прочие надзорно-контролирующие органы, принципиальность и компетентность которых уже проверена на примере "Нурсата"…

Ссылка на источник: www.gazeta.kz

 


0 комментариев:

Обновить
Дата выхода: 16 марта 2007   Сброс
Подписка на новости
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.