Дом видного юриста попал под снос

Дом видного юриста попал под снос в связи с “госнадобностью” - строительством торгово-развлекательного комплекса, и он решил добиваться правды законным путем.

в связи с “госнадобностью” - строительством торгово-развлекательного комплекса, и он решил добиваться правды законным путем. Придя к выводу, что государственно-коммерческий беспредел с насильственным отъемом земли у граждан стал возможен благодаря дырам в законодательстве, в последнем номере “толстушки” Майдан Кунтуарович инициировал общенациональную акцию, цель которой - признание Земельного кодекса, “благословляющего” произвол, не соответствующим Конституции. Многие юристы, поддержав академика Сулейменова, предлагают свои меры по восстановлению справедливости, дополняющие его инициативу. Наш сегодняшний разговор - с известным алматинским адвокатом Маратом МУРЗИНЫМ.

- Марат Назарович, если уж власти не пощадили академика, который разрабатывал для страны такие законодательные акты, как Конституция и Гражданский кодекс, то что говорить о простых гражданах…

- Если позволите, я разобью эту проблему на три составляющие. Это прежде всего инвестиционная проблема. Строительство сегодня - это наиболее выгодная сфера вложения капитала, прибыль в которой превышает прибыль во всех других отраслях, кроме проституции, торговли наркотиками и оружием.

- И каков порядок прибылей?

- Я считаю, что у них тройная “отбивка”. И, естественно, в эту сферу перетекают средства из офшорных зон и нечистые деньги. Даже маленькие инвесторы - и те стремятся приобрести жилье на нулевом цикле в строящихся домах, а потом перепродают его вдвое дороже. И застройщики, конечно, заинтересованы в покупке земли. Что для них судьба отдельного человека, если на кону такой куш!

Вторая часть проблемы - социальная. Правовая природа договоров о продаже-покупке земли должна быть публичной. То, что застройщики и “Алматыжер” заключают их кулуарно - с кем-то на большие суммы, с кем-то на меньшие, - приводит к тому, что люди друг на друга волками смотрят. Чтобы решить эту проблему, “Алматыжер” или другой уполномоченный государственный орган могли бы публиковать ежемесячно в газетах стоимость - подчеркиваю, рыночную! - одного квадратного метра жилья эконом-класса в разных районах по схеме зонирования. И нужно законодательно провести, чтобы земельные участки продавались именно по цене квадратного метра жилья. Скажем, если в верхней части города человек имеет участок 200 кв. м, то, исходя из стоимости сотки, он получит компенсацию в самом лучшем случае $100 тысяч. А если оценивать землю как квадратные метры жилья, собственнику уже должны будут заплатить как минимум в два-три раза больше. И застройщик при этом, поверьте, внакладе не останется: квартир-то он там построит не одну и не две, а десятки.

Еще один момент, на котором бы я остановил ваше внимание. Когда происходят сделки с недвижимостью - купля-продажа, дарение и т.д., - они могут быть оспорены в суде, если нотариус не получил согласие от органа опеки и попечительства, который подтвердит, что учтены интересы несовершеннолетних детей. А когда сегодня государство фактически занимается реквизицией недвижимости, судьбой детей никто не интересуется. В районе “Рамстора”, по улице Фурманова, где был снесен частный сектор, в последние годы появилось много беспризорников. Их родители, получившие грошовую компенсацию, которую легче было пропить, чем купить на нее новую квартиру, в итоге оказались деклассированными элементами, а дети остались без жилья, и их права никто не защитил.

- Наверняка у вас как у практикующего адвоката есть конкретные примеры подобной реквизиции…

- Мой клиент, 78-летний пенсионер ГУЛЬКИН, живущий с сыном, его женой и их двумя малолетними детьми на участке 200 кв. м в хорошем районе, на пересечении Гагарина и Джандосова, всего-то и просит - одно- и трехкомнатную квартиры. Но их ему не дают. Механизм вынесения судебного решения сегодня таков. Истец, “Алматыжер”, приносит в суд следующие доказательства - уведомление о выселении и акт заведомо заниженной оценки недвижимости, который составил псевдонезависимый оценщик. Потом сам же истец требует судебной товароведческой строительной экспертизы, тем самым признавая, что первоначальная цена занижена. Суд по инициативе истца назначает эту экспертизу, которая повышает цену процентов на тридцать. Но тем не менее она ниже рыночной. А суд считает эти доказательства достаточными.

- А какова логика этих телодвижений? “Алматыжер” хочет еще и благодетелем выглядеть?

- В том-то и дело. Члены городского суда вместе с надзорной коллегией говорят, что бремя доказывания в этих спорах лежит на обеих сторонах. Но я считаю, что по делам выкупа земли это бремя если не исключительно, то в большей степени должно лежать на стороне истца. Логика судей такова: пускай те, кого выгоняют с земли, приносят свою оценку и доказывают, что она более правильная. Но ведь, во-первых, многие не могут себе позволить заказать независимую оценку. А во-вторых, суд все равно не примет ее во внимание и будет ориентироваться на судебную экспертизу. Итак, вот вам третья проблема - судебная. В судах отработан механизм по принятию несправедливых решений. Если обратиться к практике апелляционной коллегии городского суда, то истец, “Алматыжер”, практически не обжалует решения суда - обжалуют только ответчики, люди, которых лишают права на жилье. Если вас интересует конкретика, то судья Бостандыкского райсуда №2 БЕКТЕМИРОВА по двум делам, которые я веду, безо всякой мотивировки не удовлетворила мои ходатайства о привлечении застройщика в качестве третьего лица на стороне истца без самостоятельных требований.

- А зачем вам застройщики?

- Фактически самым заинтересованным лицом в таких делах является не “Алматыжер”, не акимат, а застройщик - как покупатель земли. Поэтому непосредственный контакт с застройщиком в суде позволил бы выйти на мировое соглашение без участия посредника - “Алматыжер”. Но этой “безучастной” роли ГКП допустить, видимо, не может. На недавней записи передачи “Что делать?” на КТК новый руководитель “Алматыжер” сказал, что его предприятие получает 3-4 процента от сделок. По моим сведениям - 5 процентов. Он отметил также, что в ГКП работают около 300 человек, средняя зарплата которых - 90 тысяч тенге. Это только на содержание бюрократического аппарата уходит около $6 млн. в год. А если брать и другие расходы - то, считай, все $20 млн. Организация, выполняющая посреднические функции в интересах застройщика и ни в коей мере не в интересах граждан, не имеет права на существование. Однако замакима Алматы Яков ЗАЯЦ на той же передаче поддержал “Алматыжер”, и это говорит о том, что акимату, видимо, интересно, чтобы это предприятие существовало.

Ссылка на источник: www.time.kz

 


0 комментариев:

Обновить
Дата выхода: 29 марта 2007   Сброс
Подписка на новости
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.