Карагандинский детдомовец созвал стихийную пресс-конференцию, чтобы рассказать о чиновниках, оставивших его без квартиры

Самая горькая судьба у детдомовцев. Сироты не только остаются без родителей и семейного уюта – они лишены крыши над головой.

Самая горькая судьба у детдомовцев. Сироты не только остаются без родителей и семейного уюта – они лишены крыши над головой. А воруют сиротские квартиры абсолютно все – как ушлые тети и дяди, так и чиновники. Детские дома республики заполнены не круглыми сиротами, у которых нет живых родителей, а так называемыми социальными, папы и мамы которых лишены родительских прав. Нельзя их выбрасывать из детского дома на улицу после достижения совершеннолетия, отказав в предоставлении жилья и подъемных средств. Чтобы сироты стали достойной частью своего народа и строили счастливое будущее, к ним нужно повернуться лицом.

В 2002 году выпускнику детского дома тогдашний аким Карагандинской области Камалтин Мухамеджанов вручал положенные по закону ключи от коммунальной квартиры. Но в свое жилище Юрий Нестеров так и не попал.
В тот день Юра поехал по указанному чиновниками адресу, чтобы посмотреть на новую жилплощадь. Но открыть заветную дверь ему не удалось – ключ не подходил к замку. Оказалось, там уже живут какие-то люди, и тоже законно.
– Я кинулся в жилищно-коммунальный отдел акимата и рассказал, что в выделенной мне акимом области квартире кто-то живет. Но чиновники меня не слушали. Они сказали: «Бери документы и не жалуйся».
Так Юрий Нестеров и еще несколько десятков сирот оказались бомжами. И каждый год число таких ребят пополняется.
– Какой цинизм! Аким подарил нам ключи, засветился в прессе – и все. О нас же власти постарались поскорее забыть, – с горечью говорит Юрий.
Директор дома юношества «Жаркын» Гульнар Садыкова знает о проблеме сирот абсолютно все. Много лет она борется за квартиры воспитанников детских домов, которые, покинув после совершеннолетия казенное учреждение, обнаруживают в своих квартирах незнакомых людей, которые категорически отказываются освобождать незаконно занятое жилье, ссылаясь на акиматовское
«добро».
– Согласно законодательству, если родителей лишают родительских прав, квартира, в которой проживала семья, переходит в собственность ребенка, – говорит Гульнар Садыкова. – И пока он воспитывается в детском доме, квартира стоит закрытой. Достигнув совершеннолетия, выпускник покидает детский дом и возвращается в квартиру, где жил с мамой и папой. Но в большинстве случаев сироте открывают дверь незнакомые люди и, размахивая бумажками сомнительного происхождения, заявляют о своих правах на жилье.
Таких примеров – десятки. У воспитанницы детского дома Оксаны Мельниковой была муниципальная квартира в центре Караганды. Девочка была уверена, что неприватизированное, но принадлежащее ей по решению акима Караганды жилье ждет ее. Достигнув совершеннолетия, Оксана отправилась на квартиру, в которой уже проживали чужие люди. Началась долгая и изнурительная борьба за квадратные метры. К счастью, суд встал на сторону девочки-сироты, и жилье вернули. Но не всех детдомовцев после совершеннолетия ожидает жилплощадь. Если раньше закон о жилищных отношениях накладывал на государство обязательство обеспечить сирот жильем, то после недавних поправок такая статья выпала из закона. На что, спрашивается, государство толкает этих сирот, которым, как говорится, терять и так нечего? Нетрудно себе представить, что в поисках средств существования люди, которым нечего терять, чаще всего не брезгуют любыми средствами…

Ссылка на источник: www.liter.kz

 


0 комментариев:

Обновить
Дата выхода: 13 апреля 2007   Сброс
Подписка на новости
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.