Расстановка «угольных» акцентов

Сегодня казахстанское подразделение крупнейшей в мире сталелитейной компании «АрселорМиттал» переживает не самые лучшие времена: налоговики, прокуроры, санитарные врачи, спасатели, экологи — все выступили с претензиями к ней.

Сегодня казахстанское подразделение крупнейшей в мире сталелитейной компании «АрселорМиттал» переживает не самые лучшие времена: налоговики, прокуроры, санитарные врачи, спасатели, экологи — все выступили с претензиями к ней. Такое аномальное внимание со стороны государства «АрселорМиттал Темиртау» чувствует на себе впервые. И судя по тону риторики и алгоритму инициированных государством претензий, причины лежат не только в плоскости соблюдения компанией-инвестором техники безопасности.

Внимательный наблюдатель не мог не заметить последнюю тенденцию: государство в целях обеспечения электроэнергетической безопасности возвращает утраченные позиции в этом важном для страны секторе экономики. И надо отметить, что подход к решению этой проблемы весьма основательный: выстраивается завершенный производственный цикл — от формирования сырьевой базы до производства собственной электроэнергии. Так, «в лоно» госсобственности уже возвращен 50-процентный пакет акций Экибастузской ГРЭС-2, на подходе ГРЭС-1. Сырьевая база пополнилась разрезами «Майкубен», «Северный», «Богатырь».

Озабоченность государства этим вопросом не случайна: 80 процентов элект­роэнергии в Казахстане вырабатывается с помощью угля. Ежегодный рост отрицательного сальдо между производимой и потребляемой электроэнергией (причем немалую лепту в недостаток энергомощностей вносит строительство) провоцирует рост потребностей в энергоресурсах. Как заявил недавно министр энергетики и минеральных ресурсов Сауат Мынбаев, к 2015 году для выработки электроэнергии потребуется 25 миллионов тонн угля.

С этой точки зрения, сегодняшнее внимание государства к Карагандинскому угольному бассейну, а точнее, к его самому круп­ному разработчику — АО «АрселорМиттал Те­мир­тау», весьма неслучайно. Ведь угольный департамент компании является крупнейшим в стране производителем угля — 12,3 процента от общереспубликанской добычи. Отличительной особенностью карагандинского угля является то, что в зависимости от марок он может идти как в металлургические печи, так и на энергостанции. К примеру, уголь используется в качестве энергетического топлива на КарГРЭС-1, КарГРЭС-2, Балхашской, Жезказганской, Тентекской ТЭЦ, Карагандинской ТЭЦ-1. Котлы Алма­тин­с­кой ТЭЦ-1 были запроектированы под карагандинский уголь. Он идет в Кыргызстан в счет поставок электроэнергии в Южный Казахстан.

До недавнего времени деятельностью «Арсе­лор­Миттал Темиртау» была недовольна только общественность, государство хранило молчание. Теперь же оно изменило свою позицию и пошло в атаку.

Главное, чтобы намек был понят

Первыми «залп» дали налоговики города Темиртау, выставив компании требования по уплате корпоративного подоходного налога (аналог налога на прибыль) за период с 2002 по 2005 годы. В прошлом месяце специализированный межрайонный экономический суд Карагандинской области удовлетворил требования фискального органа и обязал «АрселорМиттал Темиртау» доплатить государству более 100 миллиардов тенге. Юристы компании посчитали сумму налогового долга завышенной и подали апелляционную жалобу.

Более крупные претензии к инвестору имеются у Налогового комитета Министерства финансов. В прошлом году это ведомство провело проверку на предмет соблюдения законодательства о трансфертном ценообразовании. По ее итогам налоговики решили, что «АрселорМиттал Темиртау» недоплатила определенную сумму (точная сумма претензии не разглашается, но, по данным, отраженным в СМИ, она составляет около 3 миллиардов долларов).

Однако без боя «Арселор­Миттал Темиртау» сдаваться не собирается. Два суда фискалы уже проиграли — городской суд Астаны и коллегия по гражданским делам Верховного суда признали иск к компании неправомочным.

Не менее тревожный звонок для «АрселорМиттал Темиртау» прозвучал в прошлом месяце от Министерства по чрезвычайным ситуациям (МЧС). Глава этого ведомства Владимир Божко после трагедии на шахте «Абайская» 11 января этого года, выступая на заседании Правительства, недвусмысленно предупредил компанию о возможности отзыва права на недропользование. «Владелец шахты «Абайская» предупрежден, что в случае непринятия мер по обеспечению безопасности труда шахтеров будет поставлен вопрос об отзыве права на недропользование», — заявил Владимир Божко.

Доклад министра изобиловал цифрами и негативными оценками работы компании-инвестора по техническому оснащению и обеспечению техники безопасности на шахтах предприятия.

После таких заявлений, озвученных на высшем политическом уровне, было выявлено множество нарушений органами санитарно-эпидемиологического надзора. В свою очередь, чиновники из Министерства охраны окружающей среды выдвинули претензии, касающиеся неэффективной работы по снижению вредных выбросов, а прокуроры констатировали, что шахты «АрселорМиттал Темиртау» работают в условиях повышенной аварийности.

Все эти претензии позволяют государству воспользоваться прошлогодними поправками, внесенными в Закон «О недрах и недропользовании», согласно которым, напомним, государство наделяется правом пересматривать и даже разрывать во внесудебном порядке любые контракты (вне зависимости, когда они были заключены) с компаниями, ведущими разработку полезных ископаемых.

Как утверждают некоторые эксперты, такую позицию властей можно объяснить намерением государства продолжить экспансию в топливно-энергетический комплекс. Сможет ли инвестор найти с государством компромисс и в чем он будет выражаться, станет известно в ближайшее время.

«…Комиссией выявлен ряд факторов, негативно отражающихся на обеспечении промышленной безопасности... Как показал анализ, в деятельности угольного департамента наблюдаются неуправляемые идентификации добычи угля на шахтах, увеличивается нагрузка на лавы, растет среднемесячная производительность труда, что, с одной стороны, конечно, неплохо, вместе с тем после перехода на систему «шахта — лава» объем добычи угля увеличен на 49,3 процента. При этом увеличилась нагрузка на очистной забой на 66,5 процента. В то же время угольным департаментом не принимаются адекватные интенсификации добычи угля, меры по обеспечению промышленной безопасности. Не вкладываются необходимые средства в новые безопасные технологии, модернизацию оборудования и механизмов, внедрение в производство современных систем контроля газопылевого режима в шахте. Не принимаются меры по замене отработанного нормативный срок вспомогательного оборудования — вентиляторов, подъемных устройств. Сегодня более 70 процентов от общего количества технологического оборудования угольных шахт подлежит замене. После аварии в 2006 году рекомендации по обеспечению безопасности на шахтах путем внедрения современных систем технического контроля компанией не выполнены...».

Владимир Божко, министр ЧС РК

Нурлан Нигматулин, аким Карагандинской области

«Проверки показали, что до полного «хорошо» еще далеко. Идет сокращение рабочих, технологический процесс «шахта — лава» не оправдал себя. Нужно улучшить медицинское обслуживание рабочих. И чтобы эта программа, направленная на безопасность и охрану труда работала и подтверждалась финансово, а не была протоколом о намерениях».

Амирхан Аманбаев, прокурор Карагандинской области

«Не все условия контракта, заключенные в 1997 году, выполняются должным образом. Имеется ряд больших нерешенных проблем, которые прямым образом влияют на вопросы охраны труда. На этом фоне меры по ликвидации аварий напоминают латание дыр».

Карим Масимов, Премьер-министр РК

«Необходимо на законодательном уровне, в первую очередь Министерству энергетики, установить требования со стороны государства к разработке угольных и, возможно, иных месторождений для инвесторов. Данные требования должны стать составной частью контрактов на недропользование».

Ссылка на источник: www.kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить
Дата выхода: 25 марта 2008   Сброс
Подписка на новости
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.