Без права на жилье?

Более десяти лет Ботагоз Аринова и ее 13-летний сын Алмас скитаются без жилья. Раньше они жили в квартире матери Ботагоз, а потом их оттуда выселили. История типичная. На обжитую недвижимость нашелся старый хозяин. Право ребенка на жилище нарушено.

Более десяти лет Ботагоз Аринова и ее 13-летний сын Алмас скитаются без жилья. Раньше они жили в квартире матери Ботагоз, а потом их оттуда выселили. История типичная. На обжитую недвижимость нашелся старый хозяин. Право ребенка на жилище нарушено.

Алмаса Аринова мы застали, когда он катался на трехколесном велосипеде «Балдырган». Мальчику 13 лет, однако по состоянию здоровья (у него были переломы костей ног) он выглядит маленьким ребенком. В кризисном центре ГИАЦ Караганды он с мамой пребывает с 27 февраля. По уставу центра, жертвы бытового насилия могут находиться здесь всего 10 дней. Но директор центра Наталья Усачева говорит, что обратившиеся к ней могут жить до разрешения ситуации.

— Я молю Всевышнего, чтобы он дал нам жилье, и я стал нормально ходить, — говорит Алмас. 10 лет скитаний по съемным квартирам мальчику надоели. Он хочет иметь свою комнату с игрушками.

— У нас была своя квартира, — поясняет Ботагоз Аринова. — Она досталась моей матери от акимата, но нашлись бывшие хозяева и нас выселили. Все суды мы проиграли, хотя жилье было нами отремонтировано. Сейчас мы с моим ребенком-инвалидом вынуждены жить в центре. Потому как идти нам больше некуда. Одна я не вытяну комнату в семейном общежитии. Тем более что минимальная плата там 16-17 тысяч тенге.

А между тем каждый ребенок имеет право на жилище в соответствии с жилищным законодательством. Такая норма прописана и в международных документах, таких как Конвенция о правах ребенка и Международный пакт о гражданских и политических правах. Но это, видимо, формальность. Практика показывает обратное. Карагандинские дети все чаще сталкиваются с жилищными проблемами. Более того, каждый ребенок имеет право на уровень жизни, необходимый для полноценного физического, психического, нравственного и духовного развития. Государство обеспечивает создание условий через систему социальных и экономических мер.

Кризисному центру в этом году исполнится 8 лет. Только за прош­лый год здесь нашли приют более 800 женщин с детьми.

— Как правило, к нам обращаются, в основном, жертвы бытового насилия и жилищной неустроенности, – рассказывает Наталья Усачева. — Ситуации встречаются самые разные. Распространенная история, когда бывшие хозяева возвращаются в брошенные квартиры, и те, кто вложил силы в восстановление крова, вынужден покинуть жилплощадь. У нас женщины и дети проходят курс адаптации. Бесплатное питание и проживание им обеспечены. Но это только до решения ситуации.

Ботагоз и Алмас Ариновы встали в очередь на получение жилья. Но как скоро она подойдет, они не знают.

— Когда я вырасту, стану врачом или дорожным полицейским, — делится своими планами Алмас. — Я буду помогать людям. Жаль, что сейчас мне никто не может помочь.

Ссылка на источник: www.kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить
Дата выхода: 1 апреля 2008   Сброс
Подписка на новости
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.