Сносить нельзя помиловать!

Противостояние дачников и городских властей вошло в решающую фазу.

Противостояние дачников и городских властей вошло в решающую фазу. Судьба крытого ледового стадиона в Астане, на котором должно состояться открытие зимних Азиатских игр 2011 года, зависит от сговорчивости двух десятков владельцев дачных домов.

Несколько лет назад акимат дал им временное разрешение на строительство домов. Тогда трасса на аэропорт еще не была обозначена на карте Генерального плана. Позже возникла идея строительства Ледового дворца. Турецкая фирма-застройщик получила единоличный подряд на снос.

Для «дачников» эта новость прозвучала громом среди ясного неба, ведь многие из них, полагаясь на порядочность городских властей, так и не удосужились узаконить свои строения в городской архитектуре. Опомнившись, люди ринулись в суд. Ведь жилье, по всем документам проходящее как «дачные домики», является единственным пристанищем большинства обитателей массива. И здесь, как это уже не раз бывало, возник вопрос об оценке. Судьи вняли доводам Департамента жилья и приняли лишь ту оценку, которая аргументированно калькулировала стоимость дачных строений и кусочка земли.

Здесь-то и крылся подвох. Решение о строительстве Ледового дворца принималось в то время, когда строительный рынок переживал ощутимый спад. Естественно, падали и цены на землю. По свидетельству специалистов Департамента жилья, опирающихся на данные независимых экспертов, земля в этом районе многого не стоит – здесь нет прорытых инженерных коммуникаций, и близко стоят грунтовые воды, что сулит застройщикам дополнительные затраты на дренаж.

Но «дачники» стояли насмерть, напирая на «коррупционный характер процедуры изъятия земель». На самом деле здесь есть над чем задуматься. Почему земля изымается «для государственных надобностей», если частная строительная фирма, получившая заказ на возведение Ледового дворца, извлекает таким образом прибыль? Согласуется ли это с недавним постановлением Конституционного Совета? Каков истинный размер бюджетных средств, выделенных на компенсацию? Почему турецкая фирма получила подряд на снос без предварительного тендера с участием отечественных компаний?

В среде «дачников» упрямо циркулируют слухи о том, что сумма, выделенная на снос одного дома, составляет 75 тысяч тенге. Кто-то даже ссылается на документ, который якобы имел на руках представитель фирмы. Но настоящий размер компенсаций – тайна за семью печатями.

Городские власти предлагают и другой вариант сносимым «дачникам» – переселиться в загородное общежитие на условиях аренды. Комната в доме, который, возможно, скоро тоже станет «кандидатом на снос», стоит полторы тысячи тенге в месяц. Однако жители сносимых домов этот вариант категорически не принимают. Они требуют «равноценной компенсации», угрожая пикетами и публичными акциями протеста.

Но рынок неумолим. Митинги и пикеты лишь оттягивают трагическую развязку: земля стремительно дешевеет, и может статься, что упорствующие дачники не получат и предлагаемой сегодня суммы. Так здоровое стремление выжать из государства все возможное, используя благоприятную конъюнктуру цен, вошло в противоречие с реалиями рынка.

Под напором грохота строительной техники пятеро «дачников» уступили требованиям Департамента жилья и согласились с предложенной компенсацией. Заколебались и остальные. Казалось бы, победа городских властей очевидна. Но тут все испортил неудачный PR-маневр пресс-службы акимата. Желая продемонстрировать СМИкомпромиссное решение проблемы, журналистов организованно вывезли на «добровольный снос». В результате, «дачники» получили желанную аудиторию, и рекламная акция акимата переродилась в митинг протестующих граждан. СМИ стали той точкой опоры, опираясь на которую «дачники» пытаются повернуть вспять логику судебных решений. Вопрос о сносе затягивается, следовательно, отодвигается и срок сдачи Ледового дворца, назначенный на шестое июля.

13.05.2008

Алексей БАНКИЦИН, www.kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить
Дата выхода: 13 мая 2008   Сброс
Подписка на новости
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.