Директор Национальной ассоциации экономистов РК прокомментировал ситуацию с курсом тенге

В последнее время активизировались две негативные тенденции – ослабление рубля и снижение цен на нефть. В связи с этим казахстанцы задаются вопросом, вызовет ли это девальвацию, и если да, то когда.

А также есть ли возможность отдалить девальвацию, а то и вовсе избежать. Исполнительный директор Национальной ассоциации экономистов Казахстана Олжас Худайбергенов на своей страничке в Fasebook поделился мнением о ситуации с курсом тенге.

«Во-первых, все хотят получить ответы, при этом желательно из официальных источников, и если официального комментария нет, то высок риск повторения волны слухов, а официальный орган получает претензию, что-де самоустранился, не прояснив ситуацию. Но, с другой стороны, если официальный комментарий есть, то сразу же проявляется недоверие к комментарию, в стиле «раз успокаивают, значит точно будет девальвация, а значит надо бежать в «обменник». И это безотносительно личности действующего или предыдущего руководителя Нацбанка. Население проявляет высокую степень недоверия к властям в целом, но в каждом новостном поводе это недоверие обретает конкретную форму и личностную направленность.

Во-вторых, атмосфера недоверия к властям и скепсис, уже ставший культурой восприятия, заставляет даже экспертов высокого уровня трактовать события в негативную сторону, нежели хотя бы нейтральную. К тому же всегда есть соблазн воспользоваться логикой «лучше перебдеть, чем недобдеть». И, наконец, отсутствует культура «бытового доверия» - иначе говоря, если человек находится в сомнении относительно чего-либо, то правильнее обратиться к самому грамотному (по данному вопросу) человеку из числа своих знакомым, который, если не знает ответа, то, в свою очередь, также обратиться к самому грамотному из числа своих знакомых. А те, к кому проявляется доверие, наверняка постараются изучить вопрос детально, проанализировать действующие обстоятельства (а не судить аналогиями из прошлого) и дать квалифицированный ответ.

Такая структура позволяла бы обществу быстрее находить ответы и не поддаваться панике. Здесь, конечно, есть и вина властей, которые так и не сформировали широкий пул экспертов, не говоря уже об уровне экономического образования в стране. Но на безрыбье и рак рыба – в отсутствии авторитетов обретает силу любой аргумент, выражающий скепсис действиям властей, независимо от того, кто его сказал и чем обосновал, и чем скептичнее, тем «ближе к истине».

Но вернемся к основному вопросу.

У нас есть два главных фактора – курс рубля к доллару и цена на нефть - которые формируют сейчас ожидания по курсу тенге. По курсу рубля мы высказывались ранее, но вкратце суть такова – темпы инфляции в России опережают темпы ослабления, или как минимум они равны, в итоге никакого удешевления российских товаров не будет, а значит и роста импорта. Это подтверждается данными за январь-август, в течение которых импорт из России упал на 22,3%. При сохранении динамики отрицательное сальдо Казахстана в торговле с Россией в 2014 году упадет до -9,7 миллиарда долларов по сравнению с - 12,7 миллиарда долларов за 2013 год. И пока эта тенденция продолжается, то Нацбанк может исключить рубль как фактор, и дать понять рынку, что не против смещения рубля из исторически сложившегося диапазона в 4,5-5,5 тенге за рубль в 3,5-4,5 тенге за рубль. Иначе говоря, следующий критический уровень – это 52 рубля за 1 доллар.

Таким образом, остается только цена на нефть. Этот фактор куда более весомый и сложный. Цена на нефть – один из самых труднопрогнозируемых факторов, а сейчас тем более. Ни один эксперт не может сказать, что будет с ценой хотя бы в ближайшие три месяца, не говоря уже о более длинных сроках. Тем не менее, ближайший критический уровень в 80 долларов за баррель, вероятней всего, будет пробит в октябре – и это дает повод некоторым российским аналитическим структурам предсказывать очередную девальвацию тенге. На самом деле решение о девальвации в контексте падения цены на нефть принимается совершенно иначе, чем просто на основании пробития уровня.

Во-первых, 80 долларов за баррель – это первый критический уровень, при котором запускается пессимистический вариант бюджета, но никак не девальвация. Этот уровень просчитывался, значит, будет воспринят спокойно, не в режиме аврала. Более того, надо понимать, что это среднегодовая цена, а не в конкретный период времени – то есть излишки, накопленные в предыдущие месяцы, будут компенсировать недобор в последующем, позволяя оттягивать запуск пессимистического сценария.

Во-вторых, следующий критический уровень – это 60 долларов за баррель. При этом уровне ВВП, то есть экономика, будет иметь нулевой рост, а платежный баланс начнет хромать.

В-третьих, негативная ситуация должна продлиться 2-3 месяца – системы экономического реагирования всегда требуют подтверждения тенденции в течение нескольких последовательных месяцев, чтобы принять решение. Иначе может случиться конфуз – цена упала, пробив уровень, решение принято, а цена опять поднялась.

Посмотрим, что может противодействовать падению цены на нефть. Во-первых, это уровни зависимости бюджетов стран ОРЕС от цены на нефть – при текущей цене нефти в 84 доллара за баррель дефицит бюджета образуется у всех, кроме Омана и Катара, у которых дефицит начнется при цене ниже 70 долларов за баррель.

Во-вторых, это себестоимость сланцевой нефти, добываемой в США, из-за которой собственно случился бум добычи и рост предложения – себестоимость составляет около 80 долларов за баррель. В-третьих, есть вероятность, что США в ближайшее время запустят следующий этап программы количественного смягчения, или проще говоря, снова начнут печатать деньги, чтобы поддержать экономику, что может заставить цены на нефть вернуться на траекторию роста.

Что касается внутренних факторов, то их тоже несколько. Во-первых, с точки зрения движения валютных потоков в декабре экспортеры начнут продавать валюту, а импортеры как раз ослабят давление, ибо они увеличивают спрос на валюту в октябре-ноябре.

Во-вторых, прошло несколько волн слухов о девальвации в текущем году, и в целом спрос на валюту «выдохся», но даже если он остался, то в объеме, не представляющем нагрузки на резервы Нацбанка. В-третьих, даже если цена на нефть упадет ниже 60 долларов за баррель, то даже в этом случае девальвация будет перенесена на следующий год. С одной стороны, пока эта цена будет достигнута, все меньше времени останется до конца года, с другой стороны, властям совершенно невыгодно повторение девальвации в текущем году, ибо такая ситуация ставит под вопрос стабильность всей финансовой системы (создается не только прецедент, но также есть риск роста социальных протестов). Иначе говоря, если цена в 60 долларов будет наблюдаться в течение месяца, а потом снова начнет расти, то это будет истолковано, как реальная возможность вообще не делать девальвацию.

Учитывая вышеуказанное, можно уверенно говорить, что до конца года никакой девальвации тенге не будет, а прогноз на следующий квартал/полугодие можно будет дать в декабре».

В конце статьи, эксперт отметил, что данный текст является личным мнением и не отражает официальную позицию Нацбанка.

Фото: dw.de

Информационная служба kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить
Дата выхода: 17 октября 2014   Сброс
Подписка на новости
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.