Приют для приюта

«Пользуйтесь земельным участком 3-5 лет, а там посмотрим», – эти слова прозвучали для Ирины Симоненко как приговор. А реабилитационный приют фонда «Орал» и семейный детский дом «Жана алем» до сих пор не имеют акта на свой земельный участок ...

«Пользуйтесь земельным участком 3-5 лет, а там посмотрим», – эти слова прозвучали для Ирины Симоненко как приговор. А реабилитационный приют фонда «Орал» и семейный детский дом «Жана алем» до сих пор не имеют акта на свой земельный участок, от которого уже почти ничего не осталось.

Как всё начиналось

В марте 1999 года Ирина открыла благотворительный фонд «Орал», чтобы помогать детям-сиротам, инвалидам, детям из неблагополучных семей, беременным и многодетным женщинам и тем, кто просто оказался на улице. Она обратилась в Турксибский акимат с просьбой предоставить ей помещение для семейного реабилитационного приюта – проекта фонда. В поселке РВ-90 ей была выделена территория некогда крупной советской радиостанции, блокирующей сигналы и передачи из капиталистических стран. Аренду на полуразрушенные здания Ирина оформила через территориальный комитет госимущества и приватизации г. Алматы, но акта на землю ей не выдали, мотивируя это тем, что срок аренды на год не является основанием для выдачи госакта. «Пользуйтесь землей 3-5 лет, а там посмотрим», – сказал тогда бывший замакима Яков Заяц.

Ирине, ее сыну Тимофею, инвалиду второй группы, и маме-пенсионерке пришлось своими силами отстраивать непригодные для жилья, без каких-либо коммуникаций помещения 1939 года. Финансирования ждать было неоткуда, поэтому им пришлось сдавать свою квартиру в аренду, а самим переехать в приют. Уже летом 2000 года Ирина организовала летний лагерь для детдомовских ребятишек. Многие из них уже закончили учебу в интернате и хотели остаться в семье Ирины. Но им отказали. Вместо них отправили на попечение к Ирине выпускников из категории «трудных подростков».

– В то время я даже понятия не имела, как работать с такими детьми, хотя и педагог по профессии. Сначала было очень сложно, но я выдержала, – рассказывает Ирина. – Позже в приют начали приходить многодетные мамы, просто люди с улицы в тяжелой кризисной ситуации, беспризорники и выпускники детских домов. Мы принимали абсолютно всех, даже выходцев из мест лишения свободы.

«Новый мир»

Прокуратура постоянно выявляет значительные нарушения в детских домах и школах-интернатах для сирот. Дети и недоедают, и подвергаются насилию со стороны воспитателей. А какова судьба выпускников детских домов страны после того, как они покидают их стены? Недавно министр образования и науки Жансеит Туймебаев озвучил, что из 6 тысяч выпускников за последние 3 года получили квартиры лишь 80 человек, или 1,2%. Как сложилась судьба остальных – неизвестно.

Приют мы представляли себе таким: в полуразрушенных помещениях радиоцентра живут «бомжи» и беспризорники, которые спят на железных кроватях, едят из алюминиевых чашек, варят еду на электрической плитке…

У Ирины Евгеньевны все иначе. Многие выпускники интернатов приходили жить к ней. Катя и Никита живут до сих пор. Здесь они нашли не только кров, но и друг друга – недавно они поженились.

Здесь все – одна семья, где не знают, что такое сигареты, алкоголь, наркотики, скверные слова. Точнее забыли. Все, кто сюда попадает, добровольно отказываются от вредных привычек и учатся жить по-новому. В доме чисто, опрятно, уютно, обстановка соответствует современным стандартам.

Под навесом Никита, выпускник детского дома №3, рубил дрова. Сын Ирины Тимофей кормил дворовую скотину. В заново отстроенных домах жарко топились печки, на полу мирно дремали кошки. Выпускница детдома № 3 Катя и оставшаяся в свое время без крыши над головой Ания готовили ужин. В гостиной шустро бегал в ходунках годовалый сын Ании – Давид, который, увидев нас, сначала заплакал, а потом приветливо заулыбался.

Добрые люди помогают «Оралу» чем могут: привозят одежду, мебель, бытовую технику, животину, перечисляют деньги. Но финансов все равно не хватает, так что Ирине пришлось полтора года назад продать свою квартиру.

Через приют Ирины Евгеньевны прошло более 3 тысяч человек. Максимум, сколько Ирина может принять у себя – 25-30 человек. Сейчас из-за сложившейся ситуации она вынуждена ограничить число проживающих в семье до 10. Но каждодневно преодолевая чиновничьи барьеры, она продолжает помогать обездоленным людям.

Замкнутый круг

Когда территориальный комитет предоставлял Ирине Симоненко помещения радиоцентра в аренду, техпаспорт на постройки ей не выдал – радиоцентр в комитет никаких документов не передавал. Ирине просто дали добро «присматривать» за территорией. Без техпаспорта и земельного акта Ирина не может осуществить свои планы – официально открыть семейный детский дом, создать женский и беженский кризисные центры. В территориальном комитете техпаспорта как не было, так и нет, как нет и денег, чтобы его сделать. По словам Ирины Евгеньевны, для этого необходимо более 150 тысяч тенге. Но кто должен заплатить эту сумму?.. Она обращалась и в акимат, и в земельные комитеты, и в ГАСК, и в прокуратуру, но все безрезультатно. Пыталась легализовать участок, но в БТИ ей сказали, что это невозможно. Единственное, чего Ирина смогла добиться, – продления договора аренды безвозмездного пользования постройками еще на 10 лет, но и это «не послужило основанием» для выдачи госакта. А территорию в 27 га уже поделили, оставив «Оралу» «целых» 2 гектара. Причем все, что ораловцы создавали своими силами, в том числе и по требованию СЭС, – жилые дома, банно-прачечный комплекс, большая столовая, сараи для скотины, водопровод и огород – находится за границей выделенного участка. То есть завтра может появиться «чужой дядя» и распорядиться этим добром по-своему. По словам Ирины, месяц назад уже приходили какие-то люди, заявившие, что на месте приюта будет ПТУ, но документально подтвердить этот факт отказались.

– Этот объект был заброшенный, никаких документов на него нет. Мы помогли Ирине Симоненко оформить договор безвозмездного пользования на 10 лет. Но у нас нет денег на изготовление техпаспорта. Пусть она сама найдет средства и обратится в управление земельных отношений, – говорит и.о. начальника филиала межрегионального департамента госимущества и приватизации по г. Алматы Владимир Дмитриев.

В управлении земельных отношений эту ситуацию прокомментировали так:

– РВ-90 – это военный поселок, и радиоцентр, скорее всего, принадлежит Министерству обороны. А так как это госструктура, то никаких документов может и не быть. Чтобы узаконить землю, нужно написать заявление на имя акима города. Если речь идет о решении социальных вопросов, то аким сам вынесет постановление, либо это же письмо направят в управление земельных отношений. После его рассмотрения будет создана комиссия, которая в соответствии с законом вынесет решение. Только после этого с постановлением акима и решением земельной комиссии можно узаконить землю и строения, – говорит начальник отдела информационного обеспечения Владимир Яковлев.

– Я обращалась и в акимат, и в управление земельных отношений, но тщетно. Все упирается в техпаспорт, которого у меня нет, – отвечает Ирина.

Если решить вопрос с узаконением земли и капитальным ремонтом основных зданий, оснастить их всем необходимым, то в центр можно было бы принять от 50 и более детей-сирот и подростков с отставанием в умственном и психическом развитии. А пока Ирине остается надеяться только на Всевышнего.

16.02.2009

Ирина Чернышова, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.