Энергетический закон: грядут перемены

Казахстанцы не должны платить за строительство электростанций в республике и модернизацию старых мощностей, доставшихся монополистам еще с советского времени, считает президент Казахстанской ассоциации...

Казахстанцы не должны платить за строительство электростанций в республике и модернизацию старых мощностей, доставшихся монополистам еще с советского времени, считает президент Казахстанской ассоциации предпринимателей Талгат Доскенов. Новый законопроект об электроэнергетике рассматривается сейчас в Мажилисе Парламента РК. Поправки, которые хотят внести в законы, будут защищать интересы узкого круга лиц, а всех граждан страны обложат официальным «оброком», уверен общественник.

В новом составе депутаты начали работать недавно, поэтому до принятия законопроекта нужно успеть предоставить им мнение всех заинтересованных сторон, считает Талгат Доскенов. Руководитель ассоциации направил обращение мажилисменам и сам отправился в столицу, чтобы защищать интересы предпринимателей. Его опасения связаны с проектом Закона «О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты по вопросам электроэнергетики, инвестиционной деятельности субъектов естественных монополий и регулируемого рынка». Его разработкой занималось Министерство индустрии и новых технологий совместно с Агентством РК по регулированию естественных монополий.

Будет ли свет в конце тоннеля?

Тема изменения законов, связанных с энергетической безопасностью страны, и критика в адрес грядущих изменений освещалась в СМИ неоднократно. Но, как выяснилось, многие компании в регионах, связанные с энергетикой, и общественные деятели новый законопроект не читали. Хотя этот вопрос имеет к ним непосредственное отношение. Чтобы получить комментарии, нам даже пришлось сделать рассылку соответствующих документов. В связи с чем будет не лишним провести для читателей краткий энергетический экскурс.

Законопроект касается в основном энергопроизводящих компаний, генераторов электричества, куда входят ТЭЦ, ГРЭС, ГЭС. Кроме них существуют энергопередающие, то есть те, кто содержит сети, и энергоснабжающие, те, кто доставляет энергию нам, потребителям (рисунок 1). Как поясняют разработчики, изменения в некоторые законодательные акты призваны обеспечить развитие рынка: повысить ответственность энергокомпаний, качество предоставляемых ими услуг, прозрачность деятельности. И самое главное — предприятия должны вкладывать деньги в свое развитие.

Государство уже пошло навстречу монополистам и предоставило им такую возможность. Техническое оснащение станций по большей части изношено. Поэтому в 2009 году была внедрена система «тариф в обмен на инвестиции». Согласно Закону «Об электроэнергетике» с 2009 года энергопроизводящие компании самостоятельно устанавливают цены на электроэнергию, но ее стоимость не должна превышать верхней планки, которую определит правительство. Руководством страны был утвержден уровень предельных тарифов до 2015 года.

В свою очередь, владельцы электростанций должны были выполнять инвестиционные обязательства: полученную с повышенной стоимости прибыль направлять на создание новых мощностей, реконструкцию и техническое оснащение существующей базы. Тарифы энергопроизводящих компаний подняли уровень цен на услуги энергопередающих и энергопроводящих предприятий. В итоге расходы легли в тариф, который оплачивают потребители (рисунок 1).

Разработка нового Закона «О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты по вопросам электроэнергетики, инвестиционной деятельности субъектов естественных монополий и регулируемого рынка» началась в мае прошлого года. В его основу легли результаты проверок специальной государственной комиссии 19 электросетевых компаний и 35 энергопроизводящих организаций, включающих 46 электростанций. Официальные результаты подтвердили то, о чем в народе подозревали уже давно: доход, который получали компании, не всегда тратился по назначению.

Предельные тарифы означали, что цена за электроэнергию может быть ниже, но не выше указанной правительством стоимости. Компании-генераторы не преминули воспользоваться ситуацией и максимально взвинтили цены. Согласно анализу в Астане только в течение 2009 года они менялись 4 раза, в Акмолинской области — 3 раза, по 2 раза в Жамбылской и Костанайской областях. Рост цен по разным регионам Казахстана составил от 17 до 153%. Вместе с тем, 15 энергопроизводящих организаций в этом же 2009 году не выполнили своих обязательств на сумму более полутора миллиардов тенге. Самое интересное, что существующее законодательство не предусматривает за это ответственности. Руководство станций лишь обязали увеличить объем своих инвестпрограмм на следующий год. Комиссия привела и такие данные: развивать свои предприятия субъекты естественных монополий и энергопроизводящие компании должны были по условиям приватизации. С того времени «недоинвестированной» оказалась сумма порядка 500 миллионов долларов.

Отсутствие конкретики в законах привело к тому, что одна из электростанций добилась снижения своих обязательств по модернизации в 100 раз. О сверхприбылях монополистов можно судить и по таким выводам госкомиссии: некоторые гидроэлектростанции при повышенных тарифах закладывают незначительные суммы на развитие и реконструкцию своего предприятия. При этом производство электроэнергии им обходится дешевле, в сравнении с другими электростанциями республики. Какие именно ГРЭС в течение 3 лет обогащались таким способом, в обосновании разработки законопроекта не поясняется.

Между тем в Министерстве индустрии считают, что система предельных тарифов, введенная в действие с 2009 года, доказала свою эффективность. Повышение цен на электричество позволило привлечь дополнительные средства на ремонт и расширение электростанций в размере более 60 миллиардов тенге.

Благими намерениями…

По результатам проверки гос-комиссии специалисты Министерства индустрии и АРЕМ разработали дополнения в закон, призванные изменить энергетическую жизнь страны. Основные преобразования сводятся к следующему.

Монополистов будут бить…   по карману

Электростанции и прочие субъекты регулируемого рынка собираются штрафовать за неисполнение инвестиционных обязательств. Кроме того, они будут обязаны вернуть неиспользованный доход потребителям, либо снизить предельную цену за свой товар и услуги в будущем с учетом неосвоенных средств. Энергокомпании, согласно проекту, должны своевременно публиковать в СМИ сведения об объемах инвестиций в свое производство и качестве их исполнения. В противном случае им опять грозит штраф. Платить в казну предприятиям придется и в результате сокрытия или предоставления неполной или недостоверной информации о затратах на производство и реализацию электрической энергии. Суммы, направленные на ремонт и расширение базы компании, должны совпадать с утвержденной ранее инвестиционной программой, иначе она считается невыполненной.

К 2015 году будет создан рынок мощности

По-другому его называют рынком услуг по обеспечению надежности. Как объясняют разработчики проекта, генерация электрической мощности в Казахстане сегодня достигла пределов. Согласно комментариям пресс-службы АО «KEGOC» (Казахстанская компания по управлению электрическими сетями), владельцы станций не заинтересованы и не стремятся модернизировать свои источники. Поправки в закон предусматривают, что электростанции будут получать оплату за мощности независимо от того, продают они энергию или нет. Например, ГРЭС способна вырабатывать 1000 МВт, а продает только 500, она будет получать деньги за свою полную мощность, т.е. за ту нагрузку, которую способна максимально «потянуть». Участие на рынке мощности будет обязательным для всех субъектов естественных монополий. Считается, что таким образом будет создаваться стимул для энергетических предприятий наращивать свои мощности. А не так как сегодня: станции поддерживают свое техническое состояние на уровне, необходимом для продажи определенного объема электроэнергии. Поэтому, когда возникает необходимость нарастить мощности (например, после строительства нового объекта), станции оказываются к этому не готовы. Мощности можно будет покупать и продавать по фиксированным или биржевым ценам.

Всё через системного оператора

Предполагается, что покупателем и продавцом всей электрической мощности в Казахстане выступит АО «KEGOC».  Компания будет заниматься организацией функционирования рынка электрической мощности. Законодательством предусматривается сложный механизм, который должен обеспечить стабильное развитие отрасли, привлечение средств на рынок, гарантии возврата вложенных денег для крупных инвесторов. В общем и целом энергетический сектор Казахстана должен стать привлекательным и стабильным для местных и иностранных бизнесменов. Помогут ли нововведения поднять энергетику всей страны на новый уровень,  и  как четко они будут работать на практике, еще вопрос. Но уже есть ответ на то, как изменения в законах отразятся на повседневной жизни казахстанцев. Пресс-служба АО «KEGOC» дает по этому поводу такой комментарий: «На рынке электрической мощности субъекты оптового рынка электрической энергии: энергопередающие и энергоснабжающие организации, а также потребители будут заключать договоры с системным оператором на услуги по обеспечению готовности электрической мощности. При этом расходы энергопередающих и энергоснабжающих организаций по участию в рынке электрической мощности должны компенсироваться путем их учета в отпускных тарифах».

А как же люди?

В пресс-центре крупнейшего поставщика электричества «АлматыЭнергоСбыт» поясняют: к 2015 году от «предельных тарифов» откажутся. Это была временная мера, призванная на короткий период простимулировать приток денег в энергетику и создать резерв в отрасли. Предполагается, что механизм «тариф в обмен на инвестиции» через 3 года будет заменен рынком мощности. В Казахстанской ассоциации предпринимателей (КАП) с таким положением вещей категорически не согласны. Развитие ЕЭС (единой энергетической системы) республики до 2015 года будет осуществляться за счет рядовых потребителей.  Но и с появлением рынка мощности, говорит президент ассоциации Талгат Доскенов, дотации от народа никуда не исчезнут. В своем обращении к мажилисменам он пишет:

 «В случае принятия законопроекта в данной редакции все население страны и все субъекты частного предпринимательства будут обязаны производить «официально» отчисления (как инвестиции) для строительства новых ТЭЦ, которые будут заложены в новые тарифы. Очередное безвозвратное кредитование народом, IPO наоборот. Мы все понимаем, что без развития энергетики, без ввода новых мощностей мы не сможем строить новые заводы и фабрики. Это аксиома. Однако нельзя идти на поводу финансово-олигархических групп, чье влияние позволяет создавать наиболее идеальные условия для обогащения и процветания монополистов от энергетики за счет обязательной дани со среднего класса и социально незащищенных граждан».

— Тем более, — говорит Талгат Доскенов, — что проверки выявили факты неисполнения энергокомпаниями своих инвестобязательств. Если за счет наших денег повышается рентабельность энергетических предприятий, они должны были публиковать информацию: сколько получили доходов, куда их направили? А так, уже с 2009 года, когда появился этот механизм предельного тарифа, с народом ведутся «темные игры».

Еще такой пример: в Караганде невозможно получить точную информацию, в каких районах и каких мощностей не хватает. С помощью этих данных можно было бы составить инвестиционную карту любого города. И в соответствии с этим вести строительство объектов, необходимых региону. Сегодня все делается как при гадании на кофейной гуще — предприниматель покупает землю, а потом не может подключить электроэнергию, тепло и канализацию. И стоят эти объекты в городе. Необъяснимый парадокс: гиганты-заводы канули в Лету, а электроэнергии все равно не хватает.

На основе неутешительных жизненных примеров руководитель ассоциации предпринимателей делает выводы: сначала с нас взимали за модернизацию имеющихся станций, а теперь, наверное, прибавится ещё и «оброк» на строительство новых. Он уже побывал на заседании рабочих групп в Астане по обсуждению законопроекта с представителями Министерства индустрии и энергопроизводящих компаний. Общественник так и не смог получить ответы на свои вопросы.

— Я пытался выяснить, каким образом будут возвращены уже оплаченные через тариф деньги назад людям и юридическим лицам? Вы собираетесь создавать рынок мощности, вы народу объясните, что это такое? Уже восемь месяцев обсуждают законопроект, а общественность, рядовые казахстанцы как ничего не знали, так и не знают! Мы не можем просчитать иногда себестоимость продукции новых заводов по программе индустриально-инновационного развития на протяжении следующих 3-5 лет из-за непредсказуемого повышения цен на электроэнергию. С 2006 года она выросла в пять раз (с 2,6 тенге).

В публичных выступлениях Талгата Доскенова поддерживают и  предприниматели из Абая. В письме, которое они отправили в центральный офис КАП, говорится: «Высказанные в обращении ассоциации опасения разделяют предприниматели нашего района. За последние 2-3 года тарифы на электроэнергию повышались несколько раз, однако мощностей не прибавилось, да и незаметно, чтобы на линиях электропередач и подстанциях проводились капитальные ремонты или работы по реконструкции. Ни предприниматели, ни население не верят в благие намерения монополистов».

Неэнергичная реакция на энергетический закон

В Карагандинской общественной организации ветеранов-энергетиков о новом законопроекте узнали недавно. Бывшие работники энергетической отрасли сегодня привлекаются в качестве экспертов, когда субъекты естественных монополий подают очередную заявку на повышение цен за электричество. Ветераны следят за всеми событиями в коммунальной сфере и одними из первых в 2009 году написали претензии в Астану по поводу предельных тарифов. Специалистов тогда не устраивала бесконтрольность получаемых доходов:

— Новый законопроект, по сравнению с тем что было, для нас просто бальзам, — считает председатель Организации ветеранов-энергетиков Карагандинской области Владимир Литвинов. — Для чего сделали предельные тарифы? Чтобы компании встали на ноги, чтобы никто не страдал от нехватки электроэнергии или от качества ее подачи. Теперь, если примут законопроект, наконец-то мы сможем участвовать, видеть, каким образом расходуются деньги. Ведь компании обяжут отчитываться перед населением о своей работе.

Угрозы для населения в новом законопроекте ветераны-энергетики не видят. Хотя у них не было возможности ознакомиться с полным вариантом поправок. Выяснилось, что и на местных карагандинских энергетических предприятиях «Караганды Жарык» и «Караганда Энергоцентр» разработанного документа не видели.

— Я только сейчас от вас получил этот законопроект, — говорит Владимир Литвинов. — Оказалось, что ни у кого его нет! Я обратился в управление по энергетике, там руководство от меня впервые узнало об этом. Я обратился в ДАРЕМ, там мне сказали, что о законопроекте слышали, но его в электронном или распечатанном виде у них нет. Тогда я позвонил в Астану председателю Ассоциации энергетиков РК. Он мне ответил, что участвовал в рассмотрении законопроекта, но не знает, почему его не распространили повсеместно. Ведь в обсуждении должна была участвовать не только парламентская комиссия, но и исполнительная власть, общественность.

Конечно, секрета из документа никто не делал. Информацию печатали в государственной прессе, в Интернете можно найти порядка 20-ти статей на данную тему. В них даже пишется, что пик дебатов по изменениям пришелся на январь 2012 года, можно прочитать короткие комментарии на сайтах министерств. Но масштабной огласки, как закон о частных пунктах техосмотра, новый законопроект не получил. Вполне возможно, что большинство населения узнает о нем спустя длительное время после его вступления в силу. Так произошло с новым законом о регистрации граждан по месту прописки, который утвердили еще в августе 2011 года. Бурная реакция среди жителей началась спустя 4 месяца, когда даже ранее законопослушные казахстанцы оказались нарушителями и попали под штрафы полицейских. После введения закона о регистрации стало понятно, что его нужно дорабатывать.

По проекту «О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты по вопросам электроэнергетики, инвестиционной деятельности субъектов естественных монополий и регулируемого рынка» сложно получить комментарии.

В ТОО «Караганда Энергоцентр» пояснили, что не могут дать своей оценки новому законопроекту. Специалистам в полной мере не ясно, как будет функционировать рынок мощности, каким образом будут обеспечиваться их права и обязанности. Технический директор ТОО «Караганда Энергоцентр» Владимир Плотников в официальном ответе пояснил: представители товарищества не принимали участия в заседаниях рабочих групп по обсуждению норм законопроекта. Хотя вместе с другими энергокомпаниями были информированы о разработке данного документа.

По словам некоторых предпринимателей, чтобы отслеживать эту тему и влиять на принятие решений, нужно постоянно находиться в Астане. Отправить своего представителя в длительную командировку могут себе позволить далеко не все предприятия.

К обсуждению законопроекта, помимо казахстанских экспертов, привлекли зарубежных специалистов. Среди них советник по электроэнергетическим рынкам Майкл Беккер. Он занимался консультацией при реформировании РАО ЕЭС (Российской электроэнергетической монополии). В 2008 году она прекратила свое существование и была разделена на генерирующие, сервисные и распределительные компании (та же система действует сегодня и в нашей стране). А в 2006 году в России появился новый рынок электроэнергии и мощности.

Прозрачность необходима

В цену за электроэнергию закладываются тарифы нескольких энергетических компаний: тех, кто производит электричество, тех, кто его транспортирует, и тех, кто доставляет потребителям. Ясно, что каждое из звеньев этой цепочки имеет свою прибыль от участия в энергосистеме. Бизнес для того и создается, чтобы иметь доход. С 2009 года с введением предельных тарифов казахстанцы опосредовано финансируют развитие предприятий-генераторов. Карагандинцы частично оплачивают и инвестпрограмму ТОО «Караганды Жарык», которое занимается транспортировкой энергии по сетям. Компания утвердила тариф на ближайшие 5 лет, в который включены затраты на техническое усовершенствование. Как изменится величина коммунальных расходов с введением новых поправок — ответа на этот вопрос в законопроекте нет. Беспокойство среди рядовых потребителей, в том числе и предпринимателей, вызывает вероятность стремительного роста цен.

Специалисты центра анализа общественных проблем Меруерт Махмутова и Айтжан Ахметова в своем исследовании 2011 года электроэнергетического сектора Казахстана приводят данные: четверть платежей населения приходится на коммунальные расходы. При этом потребители не имеют возможности выбрать поставщика электроэнергии, что по сути является односторонней конкуренцией. Дальнейший рост тарифов, делают выводы специалисты, приведет не к повышению энергосбережения, а к тому, что люди перестанут платить. В то же время, пишут исследовательницы, износ оборудования электроэнергетической отрасли достиг критических пределов: генерирующего оборудования — 70%, электрических сетей — 65%.

Новый законопроект нацелен на решение всех этих проблем. Но пока он не обнадеживает, а настораживает. Что будет иметь население, если на постоянной основе станет платить не только за потребление энергии в своей квартире, но и за модернизацию всей системы? Резонный вопрос, который задают в Ассоциации предпринимателей. Тем более, что коммерсантам, как юридическим лицам, устанавливают более высокие тарифы.

Народное мнение

Верите ли вы, что повышение тарифов на коммунальные платежи связано с расходами монополистов на обновление коммунальных систем?

Да — 43

Нет — 391

Затрудняюсь — 66

По данным опроса 500 карагандинцев совместно с контакт-центром «Асар»

Ирина Бердашова, Информационная служба www.kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.