«Неподъёмные» лифты

В городах Казахстана, оказывается, абсолютно разные системы оплаты за обслуживание лифтов. И почти ни одна из них наших граждан не устраивает. В Караганде есть дома, где установлена фиксированная плата с квартиры, она одинакова для всех собственников — 500 тенге в месяц. И это, пожалуй, самый позитивный пример, когда жильцы всем довольны.

Есть многоэтажки, где на лифте можно прокатиться только за 8 тенге, не важно, спуск это или подъем. Жильцы «Неподъёмные» лифтыпользуются специальными чипами, куда «закидывают» деньги на месяц. Некоторые могут позволить себе истратить на подъемник только 200 тенге, поэтому лишний раз стараются им не пользоваться. Если на чипе остались какие-то суммы, ими можно пользоваться в последующий месяц. В других многоэтажках пользуются карточками. Тариф — 400 тенге в месяц, независимо от спусков и подъемов. К концу срока деньги «сгорают» и нужно зачислять новую сумму.

Астанчанка Арина Симоненко рассказывает, что за своим услугодателем ей приходилось буквально бегать. В столице, как и в Караганде, распространена карточная система. Покупка карточки — 800 тенге, стоимость 100 поездок на месяц — 600 тенге.

— Чтобы закинуть деньги, нужно было идти в компанию, которая находилась в другом доме. Идти далеко, при этом их нужно было «вылавливать», они не всегда были на месте. Мы не знали код, как войти в подъезд, собирались очереди, не глобальные, но по 5-10 человек. Плюс телефоны, которые компания указала на случаи поломки лифта, не всегда были доступны. Нельзя было позвонить и спросить: можно к ним прийти или нет.

Спустя три года мытарств компания все-таки открыла свое представительство в доме Арины Симоненко, проблемы с «вылавливанием»  вроде закончились. Но главный минус карточной системы, по мнению астанчанки, остался: нельзя проверить баланс, сколько поездок еще осталось. В их доме два лифта, но работают они, по словам девушки, с переменным успехом. То есть почти всегда один из них сломан. Арина также выступает за фиксированную абонентскую плату с квартиры.

— Я бы хотела сесть на лифт и ехать домой без этой волокиты, когда нагружена пакетами, еще и карточку вытаскивать надо. В Алматы даже близко такого нет. Алматинцы, которые ко мне в гости приезжают, с усмешкой на все это смотрят. 

Но, судя по отзывам жителей южной столицы, им вовсе не до смеха. Здесь оплату за лифт берут в зависимости от количества квадратных метров в квартире.

— Если человек живет в трехкомнатной квартире один, а по площади платит, получается непонятная система. Как президент Алматинского общества по защите прав потребителей «Адал» Артык Сейткалиевабудто квартира ездит на этом лифте, — рассуждает президент Алматинского общества по защите прав потребителей «Адал» Артык Сейткалиева.

Депутат Парламента РК и президент Национальной лиги потребителей Казахстана Светлана Романовская планирует сделать по этому поводу депутатский запрос.

— Уже который год говорю, чтобы этот вопрос пересмотрели. Пусть обоснуют, почему они берут за квадратный метр при обслуживании лифтов, а не за человека?

Карагандинский правозащитник Жаслан Айтмагамбетов считает, что такой разнобой в стоимости услуг наблюдается потому, что лифтовые компании работают с жильцами по договору. То есть каждая фирма предлагает свои условия. Другой вопрос, что граждане не понимают того, что они могут поменять либо компанию, либо условия договора.

— Если лифтовое хозяйство находится в собственности жильцов, они вправе решать, с кем заключать договор и на каких условиях. Они имеют право собрать сход и сказать: «Будем собирать по 5 тенге за квадрат», другой скажет, что лучше по количеству лиц. Договор — это соглашение сторон, значит мы можем согласовывать любые условия договора. Наши жители не способствуют тому, чтобы защищать самих себя. К ним пришла компания и свои правила «воткнула». Возникает вопрос: кто сказал, что мы согласны на такие условия?

Кстати, на этот пункт ссылаются и чиновники. Карагандинка Енлик Темирова пожаловалась на сайте областного акимата на то, что в ее доме кооператив «Лифт-Рэм» сначала установил тариф за один подъем в 5 тенге, в 2009 году поднял его до 10 тенге, а в 2011-м вообще до 20. На что женщине ответили, что у компании заключен договор с 16 квартирами из 18. То есть наличие договоров говорит о согласии. А если что-то не устраивает, посоветовали обращаться в другие лифторемонтные предприятия.

Использование карточек или чипов обходится потребителям дороже, чем фиксированная оплата, говорит главный инженер компании по обслуживанию лифтов «Құрылыс технологиясы» Александр Пилюгин. Но чаще всего сложно организовать своевременный сбор денег со всего подъезда. В его компании договоры заключаются напрямую с КСК:

— Если брать стандартную девятиэтажку, то порядка 12 тысяч за обслуживание одного лифта. Работаем с КСК, они уже распределяют оплату между жителями, нас это не касается. Стоимость обслуживания зависит от грузоподъемности лифта, количества этажей, удаленности объекта, по-разному рассчитывается.

Александр Пилюгин считает, что самым удобным был бы вариант, при котором компании заключают индивидуальный договор с каждым жителем на фиксированную ежемесячную оплату. По словам представителя фирмы, сегодня нет проблем с тем, чтобы поменять обслуживающую компанию. Достаточно предоставить протокол собрания с подписями две трети от количества жильцов.

Но среди жильцов, похоже, пока мало кто на это способен. Астанинка Арина Симоненко говорит, что за три года проблем с лифтовой фирмой ни разу не поднимался вопрос о смене обслуживающей компании:

— Население не очень активное. В нашем доме много кто на госслужбе, у них ненормированные рабочие дни. Как правило, люди приезжают домой в 21-22 часу, им не до выяснений. Проще оставить как есть, чем начинать какие-то реформы. 

Светлана Романовская, президент Национальной лиги потребителей Казахстана, депутат Парламента РК:

— В Законе «О защите прав потребителей» сказано, что мы имеем право на выбор. Например, когда на базе одного Светлана Романовская, президент Национальной лиги потребителей Казахстана, депутат Парламента РКдома заставляют пользоваться только одним каким-то телевидением. Видео плохого качества, а ничего другого не подключают, не пускают другие компании. То же самое с Интернетом, не позволяют провести даже за свой счет. У нас много жалоб по этому поводу.

Это не отрегулировано нормативно-правовой базой и стандартами. Должны быть специалисты, которые смогут правильно замер сделать, узнать причину, почему человек не дозванивается или почему телевизор не показывает, почему у Интернета нет скорости. Таких специалистов надо взрастить, воспитать, чтобы их кто-то содержал. 

Я уже двадцать третий год защищаю права потребителей в Казахстане, и у меня иногда складывается впечатление, что никому они не нужны, кроме нашей организации. Люди предоставлены сами себе. Еще в 2010 году был принят новый Закон «О защите прав потребителей», там четко сказано, что мы имеем право на обязательное потребительское образование в школах, вузах, ПТУ. Уже несколько лет прошло, никто ничего не делает. Я уже и депутатские запросы делала по этому поводу.

Мы развиваем предпринимательство, при этом не понимаем, что если нет института обратной связи (а это только общества защиты прав потребителей и грамотный потребитель), у нас никогда не будет конкурентоспособного бизнеса. Во-вторых, у нас сами люди малоактивные.

Светлана Романовская уверена, с потребителями начнут считаться, когда те смогут объединиться. Например, членство в Лиге потребителей стоит 250 тенге в месяц.

В обществе защиты потребителей «Гарант» говорят, что когда-то пробовали работать с членскими взносами. Но все закончилось ничем: люди со временем переставали платить. Для того чтобы в организации могли работать несколько юристов по разным направлениям, нужна массовость.

Фото: kn.kz

Ирина БЕРДАШОВА, Информационная служба www.kn.kz

Также читайте:

Домофон: как добиться качества услуг?

Тотальная приборизация

Кризис системы КСК стал очевиден

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.