Кто должен платить за восстановление жилья?

В Караганде акимат и собственники спорят из-­за ремонта разбитых квартир в доме, опустевшем в годы экономического спада. Представьте себе ситуацию, что к вам в квартиру, без вашего ведома, приходят работники строительной компании и начинают делать ремонт. Устанавливают окна, меняют трубы, обшивают балкон, а затем выставляют счет за проделанную работу. Можете сколько угодно возражать, что, дескать, о таких услугах не просили и своего согласия на ремонт не давали. Но они все равно требуют заплатить.

Именно так описывают свое положение жильцы дома №45 14-го микрорайона Караганды. А в роли беспредельных строителей-ремонтников, со слов жителей, выступает городской акимат.

45-ый дом опустел в 2002 году. К тому времени он был отключен от всех коммунальных благ: света, тепла, воды. Естественно, проживать в нем было невозможно. Спустя примерно 4 года, рассказывают граждане, они решили восстановить разбитые к тому времени квартиры своими силами. А в 2009 году акимат инициировал судебные иски, чтобы признать квартиры в 45-ом доме бесхозными и перевел их в коммунальную собственность. 

По свидетельствам очевидцев, в 2000-м году за двухкомнатную квартиру в Майкудуке не давали больше 200 долларов 

ЖильцыБывшие жильцы о таком повороте узнали только два года спустя и тут же начали доказывать, что квартиры брошенными не были. Тем более, что бывшие владельцы даже не знали, что в отношении них проводятся какие-то судебные действия. Примерно десять человек смогли доказать, что являются законными владельцами своих квартир. Остальное жилье сегодня относится к коммунальной собственности.

Восстановление разбитого дома началось в 2011 году в рамках программы «Занятость-2020». Заметим, что в этом же году и пошли иски от бывших жителей о признании незаконным факта передачи в городскую собственность.

Теперь акимат пытается отсудить у оставшихся владельцев потраченные на ремонт дома деньги. Суммы, кстати, немалые: миллион, два, три миллиона тенге в пересчете на каждую квартиру. Жильцы называют эти суммы не только завышенными, но и вообще не считают нужным платить. С ними ведь никто не договаривался, смету не согласовывал, документов на ремонт не подписывал. 

Чиновники «рисуют» прямо противоположную картину: люди побросали свои квартиры, не несли за них никакой ответственности. В результате многоэтажка обветшала, квартиры стояли пустыми и разбитыми. Бывшие жильцы объявились только после того, как акимат начал приводить дом в порядок: сделал внутриквартирный и общедомовой ремонт. Смета расходов была утверждена компетентными органами. Насколько она соответствует действительности, решится в ходе судебных процессов. 

Может показаться, что ситуация носит местечковый характер. Но таких домов по всему Казахстану наберутся сотни. Вспомните годы развала, середину и конец 90-х. Люди массово уезжали из страны. В отдаленных районах Караганды, таких как Пришахтинск, Майкудук, городах-спутниках Шахтинск, Сарань, Абай жилье зачастую просто невозможно было продать.

По свидетельствам очевидцев, в 2000-м году за двухкомнатную квартиру в Майкудуке не давали больше 200 долларов. И то, в объявлениях о покупке недвижимости тогда писали: «Майкудук и Пришахтинск не предлагать». В такой ситуации отъезжающие попросту бросали свое жилье. Опустевшие квартиры (иногда они составляли до 80-90% от всего дома) подвергались разграблению. Понятно, что коммунальным службам становилось невыгодно обслуживать такие многоэтажки, и от них попросту отказывались. 

Две стороны одной реальности

Когда слушаешь жильцов 45-го дома и представителей карагандинского акимата, создается ощущение, что они рассказывают о разных событиях.

заместитель руководителя ГУ «Отдела жилищных отношений» акимата города Караганды Дарын Булкайыр— Человек в прямом смысле не жил там, не нес бремя содержания, половины дома на тот период не существовало, — описывает ситуацию заместитель руководителя ГУ «Отдела жилищных отношений» акимата города Караганды Дарын Булкайыр. — Поэтому мы начали проводить там работы. На тот период собственники не объявлялись. После завершения всех работ, после улучшения они начали появляться. Сейчас мы проводим работу по взысканию тех сумм, которые мы там потратили.

Дарын Булкаир уверен, что хороших владельцев не будут отключать от тепла, воды и света. Раз людей лишили коммунальных благ, значит, они за них не платили. Активист с 45-го дома Игорь Курган говорит, что готов предоставить квитанции за тот период, и все они оплачены. Долгов, по словам мужчины, нет и у других владельцев квартир.

Игорь — один из первых смог отсудить свою жилплощадь у акимата, признанную бесхозной. Было это в 2009 году и произошло задолго до реконструкции дома по государственной программе. Как говорит мужчина, в то время они всеми силами пытались привлечь внимание властей к разрушающемуся зданию:

— Обращались и в акимат и в прокуратуру писали. Но никто этого не слышал, не видел. На жалобы тогда отвечали: не переживайте, мы вам дадим равноценное жилье. Но не дали. Я, как активный житель дома № 45, стал собирать людей, говорить: «Давайте тогда будем сами восстанавливать квартиры».

Как доказательство того, что жильцы многоэтажки начали работать раньше акимата, Игорь Курган показывает газету за 2007 год: он на фоне своего дома, где на первых этажах уже поставлены несколько новых окон. 

Возмущает людей и то, что квартиры акимат начал отсуживать без их ведома. В суд граждан никто не приглашал. О том, что жилье признано бесхозным, многие узнали много месяцев спустя и отправились в суд доказывать обратное.

Игорь Курган рассказывает, что когда началась реконструкция дома, он даже давал ключи строителям. Чтобы те имели доступ в квартиру и могли провести внутридомовые трубы и провода.

— Я еще задавал вопросы субподрядчику и акимату: почему с нами не заключается договор о восстановлении данного дома? На что мне ответили, что это не ваши проблемы.

Представители властей говорят, что на тот момент о владельцах не знали:

— У нас нет сведений, что собственники к нам обращались по этому факту, — комментирует заместитель отдела жилищных отношений. — Прежде чем проводить реконструкцию, районными акиматами были проведены обходы, то есть искали собственников заброшенных домов. Фактически никого мы не находили. Некоторые уехали куда-то, кто-то умер. Есть те, кто напрямую отказывался.

Одна из жительниц показала копии с рабочего проекта по восстановлению домов №45, 47. Там указано, что «из проекта исключены квартиры, по которым отказано в передаче в коммунальную собственность и квартиры, документы по которым находятся на рассмотрении суда». Если верить дубликатам, значит, власти не могли не знать, что у некоторых квартир есть хозяева.

«Золотой дом»

Как рассказывают жильцы, в общей сложности на восстановление многоэтажки бюджет потратил 300 миллионов тенге. Часть долга «раскидали» по владельцам, в итоге кто-то из них должен государству миллион тенге, кто-то два и больше. Неугомонные собственники наняли собственную экспертизу, которая выдала заключение, что ремонт стоит раза в три меньше.

— Установка одного домофона, представляете, стоит 19 тысяч тенге, — житель Дулат Берик говорит о том, сколько берут с одной квартиры. — Он стоит 3-4 тысячи вместе с дверью, а не 19, как акимат указывает в смете. Это что, золотой домофон какой-то что ли? На дверях даже ручек нет, посмотрите.

— У нас есть инвалиды, пенсионеры. Чиновники не вправе выносить такие решения, чтобы люди оплачивали. Они не заключали с нами ни договор, ничего абсолютно, а хотят, чтобы мы им платили. За что? – возмущается Игорь Курган.

— За внутреннюю отделку акимат выставлял в районе 700 тысяч тенге за квартиру, по независимой оценке получается 150-200 тысяч, — продолжает собственник Казболат Акишев. — То есть получается разница в три раза. По общедомовому ремонту нам выставили 800 с чем-то тысяч тенге. Наша независимая оценка нам выставила 250-300 тысяч. Разница та же — в три раза.  

Юрист считает, что получить моральную и материальную компенсацию за квартиру, которые граждане вынуждены были бросить, можно попытаться 

Есть те, кто даже готов платить за ремонт, но не согласен с выставленными суммами. В акимате говорят, что смета по расходам рассматривается на всех судебных заседаниях. Дескать, затраты обоснованы документально. Четыре процесса уже закончились в пользу акимата.

Жильцы говорят, что обращались в прокуратуру, которая сослалась на то, что в их споре решение вынесет суд. Люди уверяют, что пройдут все инстанции и уже направили жалобу в аппарат президента.   

Компенсацию можно получить

Юрист Евгений Роут говорит, что существует постановление правительства РК признавать жильцов, утратившими право собственности, если они не несли бремя содержания. Вместе с тем юрист считает, что можно пытаться получить моральную и материальную компенсацию за квартиру, которые граждане вынуждены были бросить:

— Шансы имеются. Для этого необходимо собрать нужные документы, доказывающие факт владения гражданином определенной квартирой и проживания в ней до отключения домостроения от коммунальных услуг. Также обзавестись документами, подтверждающими факт причастия местных исполнительных органов к тому, что дом был отключен от коммунальных услуг и впоследствии пришел в негодность для проживания в нем. Получить справку о среднерыночной стоимости соответствующей этому району недвижимости. 

Ирина Бердашова, Информационная служба kn.kz

Читайте также:

Трудности прописки

Юридические аспекты продажи жилья

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.